• bitcoinBitcoin (BTC) $ 65,253.00
  • ethereumEthereum (ETH) $ 4,193.79
  • binance-coinBinance Coin (BNB) $ 498.22
  • cardanoCardano (ADA) $ 2.24
  • tetherTether (USDT) $ 1.00
  • solanaSolana (SOL) $ 184.36
  • xrpXRP (XRP) $ 1.15
  • polkadotPolkadot (DOT) $ 44.19
  • dogecoinDogecoin (DOGE) $ 0.253734
  • usd-coinUSD Coin (USDC) $ 1.00
  • terra-lunaTerra (LUNA) $ 41.95
  • shiba-inuShiba Inu (SHIB) $ 0.000029
  • litecoinLitecoin (LTC) $ 209.24
  • wrapped-bitcoinWrapped Bitcoin (WBTC) $ 65,323.00
  • uniswapUniswap (UNI) $ 27.33
  • avalanche-2Avalanche (AVAX) $ 61.65
  • binance-usdBinance USD (BUSD) $ 1.00
  • chainlinkChainlink (LINK) $ 27.67
  • bitcoin-cashBitcoin Cash (BCH) $ 641.24
  • algorandAlgorand (ALGO) $ 1.79
  • matic-networkPolygon (MATIC) $ 1.55
  • cosmosCosmos (ATOM) $ 35.81
  • stellarStellar (XLM) $ 0.395302
  • vechainVeChain (VET) $ 0.125014
  • internet-computerInternet Computer (ICP) $ 47.16
  • axie-infinityAxie Infinity (AXS) $ 129.87
  • filecoinFilecoin (FIL) $ 66.86
  • tronTRON (TRX) $ 0.104685
  • ftx-tokenFTX Token (FTT) $ 61.17
  • ethereum-classicEthereum Classic (ETC) $ 56.16
  • daiDai (DAI) $ 1.00
  • compound-ethercETH (CETH) $ 84.10
  • okbOKB (OKB) $ 25.26
  • theta-tokenTheta Network (THETA) $ 6.20
  • tezosTezos (XTZ) $ 6.97
  • fantomFantom (FTM) $ 2.38
  • hedera-hashgraphHedera (HBAR) $ 0.397736
  • staked-etherLido Staked Ether (STETH) $ 4,159.90
  • elrond-erd-2Elrond (EGLD) $ 243.49
  • crypto-com-chainCrypto.com Coin (CRO) $ 0.192360
  • moneroMonero (XMR) $ 265.54
  • pancakeswap-tokenPancakeSwap (CAKE) $ 20.34
  • eosEOS (EOS) $ 4.85
  • flowFlow (FLOW) $ 14.91
  • nearNear (NEAR) $ 8.72
  • aaveAave (AAVE) $ 325.51
  • the-graphThe Graph (GRT) $ 0.867752
  • klay-tokenKlaytn (KLAY) $ 1.67
  • cdaicDAI (CDAI) $ 0.021756
  • quant-networkQuant (QNT) $ 293.28
  • ecasheCash (XEC) $ 0.000204
  • compound-usd-coincUSDC (CUSDC) $ 0.022355
  • iotaIOTA (MIOTA) $ 1.29
  • kusamaKusama (KSM) $ 377.37
  • bitcoin-svBitcoin SV (BSV) $ 176.07
  • bitcoin-cash-abc-2Bitcoin Cash ABC (BCHA) $ 172.68
  • neoNEO (NEO) $ 45.44
  • wavesWaves (WAVES) $ 29.35
  • leo-tokenLEO Token (LEO) $ 3.10
  • olympusOlympus (OHM) $ 963.09
  • arweaveArweave (AR) $ 56.73
  • terrausdTerraUSD (UST) $ 1.01
  • harmonyHarmony (ONE) $ 0.249766
  • huobi-btcHuobi BTC (HBTC) $ 65,238.00
  • bittorrent-2BitTorrent (BTT) $ 0.003815
  • blockstackStacks (STX) $ 2.30
  • makerMaker (MKR) $ 2,618.11
  • amp-tokenAmp (AMP) $ 0.049385
  • heliumHelium (HNT) $ 22.57
  • celsius-degree-tokenCelsius Network (CEL) $ 5.27
  • sushiSushi (SUSHI) $ 11.33
  • thorchainTHORChain (RUNE) $ 8.33
  • celoCelo (CELO) $ 6.59
  • omisegoOMG Network (OMG) $ 15.25
  • dashDash (DASH) $ 203.15
  • compound-governance-tokenCompound (COMP) $ 327.23
  • magic-internet-moneyMagic Internet Money (MIM) $ 1.00
  • zcashZcash (ZEC) $ 150.20
  • chilizChiliz (CHZ) $ 0.328808
  • havvenSynthetix Network Token (SNX) $ 9.97
  • holotokenHolo (HOT) $ 0.009727
  • enjincoinEnjin Coin (ENJ) $ 1.82
  • decredDecred (DCR) $ 125.93
  • theta-fuelTheta Fuel (TFUEL) $ 0.298019
  • nemNEM (XEM) $ 0.179599
  • huobi-tokenHuobi Token (HT) $ 9.12
  • iconICON (ICX) $ 2.10
  • ecomiECOMI (OMI) $ 0.006477
  • qtumQtum (QTUM) $ 13.49
  • xdce-crowd-saleXDC Network (XDC) $ 0.113309
  • safemoonSafeMoon (SAFEMOON) $ 0.000002
  • spell-tokenSpell Token (SPELL) $ 0.018723
  • true-usdTrueUSD (TUSD) $ 1.00
  • yearn-financeyearn.finance (YFI) $ 35,726.00
  • bitcoin-goldBitcoin Gold (BTG) $ 70.47
  • zilliqaZilliqa (ZIL) $ 0.097104
  • iostokenIOST (IOST) $ 0.052553
  • telcoinTelcoin (TEL) $ 0.020853
  • nexoNEXO (NEXO) $ 2.13
  • curve-dao-tokenCurve DAO Token (CRV) $ 3.01

Правда о биткойн-революции на Кубе

0 1

Правда о биткойн-революции на Кубе

На сегодня, политические демонстрации на Кубе наглядно показывают, что кубинцы явно устали от [внешней и внутренней] диктатуры. В свою очередь, Биткойн позволяет гражданам мирно выразить свою политическую позицию, и отказаться от сломанной системы.

Данный материал является переводом, и может не выражать позицию переводчика или редакции Bitnovosti.com в целом

Люсия – 30-летний медицинский работник и биткойн-пользователь в Матанасе, городе с населением около 150 000 человек, который находится примерно в 50 милях к востоку от Гаваны на северном побережье Кубы. Слово «матанас», происходит со времени восстания аборигенов против испанских колонизаторов и переводится буквально как «резня». Позже, в 19 веке, поселение превратилось в центр рабовладения и сахарных плантаций. На сегодня, как и все кубинские города, это центр финансового и социального кризиса.

Кубинский народ переживает самую тяжёлую экономическую борьбу с начала 1990-х гг, когда распался Советский Союз и режим давно потерял главную жизненную дорогу. Тогда, прежний лидер Фидель Кастро призвал всех граждан объединиться, чтобы пережить «особый период». Эпоха была характерна нехваткой продовольствия, отключениями электричества, тысячами людей, которые спасались бегством во Флориду на самопальных плотах, а также впечатляющей девальвацией советского песо, привязанного к рублю. В период между 1991-1994 гг. объём экономики сократился на 35%, и качество жизни, соответственно, резко ухудшилось.

Напряжение достигло пика летом 1994 г, когда в Гаване вспыхнул антиправительственный протест, известный как восстание Малеконазо.

[Прим. переводчика. Протесты на Кубе 1994 года (исп. Manifestaciones en Cuba de 1994) также Maleconazo (от Malecon + -azo, досл. «Малеконище») — уличные беспорядки в Гаване 5 августа 1994 года. Первые после подавления Восстания Эскамбрай открытые выступления кубинцев против политики Фиделя Кастро. 5 августа кубинской диаспорой отмечается, в различных странах мира, как День сопротивления]

Без советских субсидий государственная продовольственная система не могла полноценно поддерживать население, и важные товары внезапно стали доступны только за доллары, которые кубинцам, на свои зарплаты и пенсии в песо, становилось добывать всё сложнее. В отчаянии режим поступился своей основополагающей коллективистской философией и обложил население серией беспрецедентных налогов. В ответ десятки тысяч протестующих собрались на набережной Малекона, призывая к ликвидации правительства.

Maleconazo, 5 августа 1994 г.

Интернета тогда не существовало [на Кубе], поэтому режим смог подавить движение с помощью жестоких действий полиции, при этом, с гарантией, что большинство кубинцев вообще не узнают о происходящем на тот момент. Государственное телевидение и радио лишь кратко упомянули лишь о неком «сборище правонарушителей». Но, на самом деле, Малеконазо был ошеломляющим проявлением инакомыслия, крупнейшим на острове со времени революции. Да, когда денежная система ломается – это может угрожать существованию режима.

Монетарная очистка

Сегодня Люсия и другие кубинцы говорят о новом особом периоде. В результате денежной реформы и социального разочарования, вызванного десятилетиями репрессий и бюрократии, снова наблюдается дефицит, отключение электроэнергии, жестокая инфляция и протесты.

В отличие от прошлого, на сегодня, в период более широкого распространения мобильных телефонов и доступа в Сеть – все знают, что происходит.

[Прим. переводчика. Мобильный интернет пришел на Кубу лишь в 2018 году и сразу сделался важнейшим инструментом общения и самовыражения: Интернет на Кубе. От революции к революции].

11 июля, 2021 г. в стране разразилась крупнейшая антиправительственная акция протеста со времён революции 1959 г, причём не только в Гаване, но и в других городах по всей Кубе.

Люсия отмечает, что система поддержки людей на Кубе рушится. По её словам, «…пандемия охватила больницы Мантанаса, и мёртвые тела скапливаются на улицах».

Здесь невероятно жарко, и кубинцы по много часов в день проводят без электричества. Еды, особенно, говядины, рыбы, курицы и яиц – мало или их даже невозможно найти. Новые американские правила, принятые президентом Трампом незадолго до того, как он покинул свой пост, финансово отрезали кубинцев от их семей в США.

«Трудно достать еду, лекарства, принадлежности для ванной, электрическая сеть сломана, пандемия достигла пика и уносит жизни множества пожилых людей, система здравоохранения рушится, нам перекрыли кислород и лишили поддержки» – говорит Люсия. «Это уже слишком. Это то, что выводит людей на улицы».

Люсия считает, что в основе неудачной государственной политики и беспрецедентного восстания граждан лежит финансовый кризис.

В январе Коммунистическая партия Кубы провела то, что она назвала «денежной чисткой». С 1994 года правительство выпустило два вида валют: CUP или кубинское песо, привязанное к доллару в соотношении 24:1, и CUC, или кубинское конвертируемое песо, привязанное к доллару 1:1.

Заработная плата и пенсии в государственном секторе всегда выплачивались в песо, но, в течение многих лет гражданам необходимо было получать CUC для приобретения таких ключевых товаров, как лекарства, любые продукты питания (помимо основных), одежда, моющие средства и электроника.

К тому же, правительственный режим разработал систему для обогащения за счёт населения, продавая CUC за 25 песо на государственных денежных биржах, называемых кадеками, и выкупая их обратно только за 24 песо.

Правительство знало, что ему придётся продолжать печатать и раздувать песо для укомплектовки кадрами своей централизованно планируемой экономики, даже когда её сельскохозяйственный и промышленный сектор обрушились. Двухвалютная система поддерживала данную систему, повышая покупательную способность элиты и людей с хорошими связями.

Люсия описала эту систему, как реальность, в которой она могла купить чашку кофе, поездку на автобусе или даже немного еды по невероятно низкой цене в песо, но, пара обуви или тарифный план на телефон по цене в CUC могли составить зарплату за весь месяц. Это поставило государственных служащих, в том числе учителей, полицейских и медицинских работников, подобных ей, в крайне невыгодное экономическое положение по сравнению со всеми, кто связан с туристической индустрией, например, официантами или водителями такси.

По трагической иронии, неквалифицированные рабочие часто были в гораздо более выгодном финансовом положении, чем высокообразованные, и многие из последних бросали свою карьеру, чтобы убирать столы или забирать людей из аэропорта, чтобы получить доступ к CUC. Двухвалютная система усилила неравенство, создав чёткие классы имущих и неимущих. Это, как и всё остальное продемонстрировало многим людям вроде Люсии, что революция была лишь фикцией.

Более 1,5 миллиона кубинцев покинули свои дома с тех пор, как Фидель Кастро и его войска захватили Гавану в 1959 году, и многие из них оказались в Соединенных Штатах. В 1960-х годах Кастро и его соратники спровоцировали бегство людей и отток капитала, установив на Кубе плановую коммунистическую экономику, национализировав предприятия, конфисковав землю и сведя роль частного сектора практически к нулю.

У многих кубинских американцев до сих пор есть семьи на острове, и они находят способы отправить им доллары. По оценкам, на Кубу ежегодно переводится до 3 миллиардов долларов. Чтобы конвертировать доллары в CUC, нужно было заплатить государству комиссию в размере как минимум 10%. Система была разработана таким образом, чтобы поглощать твёрдую иностранную валюту и предоставлять кубинцам «фальшивые доллары» или, что ещё хуже, песо.

Фидель Кастро уступил контроль своему брату Раулю в 2006 году, и с тех пор режим провёл серию вялых экономических реформ, чтобы выжить. Как писал Энтони Де Пальма в своей книге по современной истории «Кубинцы», коммунистическое правительство играло с капитализмом, «как тигр играет со своей добычей: легонько постукивает по ней первую минуту, а в следующую выдавливает из неё жизнь.

Социалистические чиновники призвали потенциальных кубинских капиталистов открыть свой малый бизнес, а затем ввели несколько обременительных правил, ограничивающих прибыль и препятствующих успеху. Их настоящая цель не заключалась в том, чтобы вывести миллионы людей из нищеты. Это было сделано для того, чтобы никто не смог заработать миллионы.

Начиная с 2011 года Рауль открыто говорил о необходимости валютной унификации, но, правил ещё семь лет, не предпринимая никаких действий. Кубинскую экономическую катастрофу, за которую он ответственен, можно подытожить такой статистикой: по состоянию на 2015 год ВВП на душу населения Кубы был примерно таким же, как и в 1985 году, несмотря на гораздо более высокий экономический потенциал и на 13% больше граждан.

В 2018 году давний коммунистический бюрократ Мигель Диас-Канель стал президентом Кубы, положив конец почти 60-летней тирании семьи Кастро. Как и Рауль, Диас-Канель провёл ряд изменений в плановой экономике, такие как массовые увольнения государственных служащих и разрешение  микропредприятиям работать в частном порядке, но, продолжал повторять в своих речах призыв Фиделя: «Родина или смерть! Социализм или смерть! Мы победим!».

Как писал Де Пальма: «Фидель и Че мертвы. На могиле Рауля уже выбито его имя, а новый президент так же неузнаваем во всём мире, как лидер любой другой маленькой страны. История революции мало что значит для кубинской молодежи, которая со своими татуировками, смартфонами и бурлящим нигилизмом считает стариков Сьерры невероятно оторванными от собственной реальности.

Иностранная помощь, на которую Куба так долго полагалась, сначала от Советского Союза, затем из Венесуэлы, а также от симпатизирующих ей стран по всему миру, иссякла, и, по словам Маргарет Тэтчер, у Кубы закончились средства на поддержку людей. Внизу каждого рецепта теперь печатается строчка: «Здравоохранение на Кубе бесплатное, но, стоит денег».

Люсия это понимает и признаёт, что революция выдохлась. Диас-Канель – это не Фидель, и он не может подавлять протесты с помощью личной харизмы или тайной полиции, действующей в этом мирке без Интернета. Его заставили действовать, и «монетарная очистка» – одно из таких действий.

С 1 января 2021 года использование CUC было официально прекращено. Кубинцам было дано шесть месяцев, чтобы обменять свои CUC на песо по официальному обменному курсу. Это крупная кража, учитывая, что кубинцы много работали для получения этих CUC, и теперь их ликвидируют через долларовые позиции в крошечные суммы быстро обесценивающейся валюты. Ещё до января CUC торговались с 15% дисконтом к доллару.

За последние восемь месяцев денежная реформа вызвала массовую девальвацию песо. Кубинцыская валюта потеряла почти две трети своей покупательной способности с конца 2020 года, так как цена за $1 выросла с официального курса в 24 песо до 70 песо на чёрном рынке.

Официальная годовая средняя зарплата на Кубе в 2018 году составляла примерно 9300 песо, или около $372. Люсия сказала мне, что фунт риса в прошлом году стоил ей 6 или 7 песо, но сегодня он стоит более 50 песо. Два килограмма курицы когда-то стоили 60 песо, но теперь стоят более 500. Экономисты часто говорят, что инфляция не является проблемой, если одновременно с этим повышается заработная плата, но, заработная плата практически не изменилась или даже снизилась в долларовом выражении.

Да, правительство расширило окно для кубинцев ещё на несколько месяцев, чтобы выкупить у них CUC, но, его хождение уже прекращено, поскольку валюта была, по существу, заменена MLC, что можно трактовать как введение «свободно конвертируемой валюты».

Введённый режимом в 2019 году в качестве будущей денежной системы острова, MLC функционирует как многоразовая подарочная карта. Существует пластиковая карта MLC, которую можно получить в банке, и два разных приложения, которые можно загрузить на мобильный телефон. Не существует банкнот, монет MLC или способов заработать проценты. Чтобы использовать MLC гражданам необходимо предоставить информацию о своём счёте человеку за границей, который отправит на него твёрдую валюту. Далее, режим изымает деньги и заменяет кредитом MLC, который кубинцы могут потратить в государственных магазинах.

По иронии судьбы кубинцы, которые в основном получают зарплату или пенсию в песо, не могут покупать MLC за песо. Единственный способ официально «пополнить» свой счет MLC – это твёрдая иностранная валюта. Вы должны иметь родственников или знакомых за границей, чтобы переводить средства на ваш счёт. Первоначально это можно было сделать с помощью долларов, но, после того, как администрация Трампа приняла жёсткие меры в отношении денежных переводов на Кубу в виду скандала, в котором американские дипломаты заболели после того, как, якобы, подверглись воздействию звукового оружия [лол], этого варианта больше нет, поэтому MLC теперь, в основном, можно получить за фунты, евро и канадские доллары.

В ходе эволюции тенденции, начало которой положено 25 лет назад, когда более качественные товары можно было купить только в долларовых магазинах, сегодняшние магазины MLC, по сути, являются единственным местом, где можно купить хорошую еду, лекарства, моющие средства, бытовую технику и другие предметы первой необходимости. Магазины за песо постоянно испытывают нехватку товаров, в них очень мало товаров и они очень низкого качества. Кубинцы, у которых есть семья за границей, могут получать MLC и покупать вещи, необходимые для поддержания жизни, но, кубинцы, которые не имеют такой возможности, должны брать свои песо и покупать MLC на чёрном рынке. На момент публикации оригинальной статьи реальный обменный курс составляет около 65 песо за MLC.

Благодаря системе MLC кубинский режим, по сути, может печатать песо для получения твёрдой валюты. Это серьёзное неудобство для кубинского населения и главная причина исторических протестов сегодняшнего дня.

Люсия сказала, что официальная линия правительства состоит в том, что система MLC необходима государству для привлечения твёрдой валюты, чтобы оно могло покупать вещи на международном рынке, поддерживать работу системы и кормить людей – ошеломляющее признание провала революции.

Обретение свободы с помощью Биткойна

Я познакомился с Люсией в Telegram через общего друга, который ведёт биткойн-чат, направленный на пользователей из Латинской Америки. Полтора года назад она начала покупать биткойны на свою государственную зарплату. Она использует группы в Telegram, чтобы найти людей, которые готовы продать ей биткойны в обмен на MLC или песо. Она совершает транзакции лично – например, в кафе, где отправляет MLC со своего мобильного счёта продавцу или передает банкноты песо с изображением таких героев революции, как Че Гевара, в обмен на биткойн-перевод в Blockstream – «зелёном» бумажнике, установленном на её телефоне.

С тех пор, как Люсия начала накапливать сатоши, плоды её труда значительно выросли, а её покупательная способность резко возросла. С весны 2020 года биткойн вырос с менее $5000 до более чем $40000. Если бы Люсия хранила свои сбережения в песо, она потеряла бы почти всё. Биткойн изменил и спас ей жизнь.

Люсия сказала мне, что она не разбирается в технологиях. Сначала она не думала, что Биткойн будет для нее актуален («Я не люблю математику», – сказала она), но, в начале 2020 года она начала смотреть RT по несколько часов каждый вторник, четверг и субботу. Поскольку России здесь доверяют – кубинский режим транслирует RT (ранее «Россия сегодня») по государственному телевидению. Однако одно шоу на RT называется «Keiser Report» (подготовлено Максом Кейзером и Стейси Герберт) и пропагандирует использование биткойнов. Шоу, вероятно, допустили в эфир из-за того, что его тон очень критичен по отношению к внешней политике США. Это шоу действовало как своего рода троянский конь, охватив большое количество кубинцев и венесуэльцев посредством государственных программ, при этом, вовлекая их в новую биткойн-экономику. Как ни странно, для Люсии, именно пропаганда от бывшего социалистического государства показала ей, как получить личную свободу, а не сотни миллионов долларов, которые США потратили на продвижение демократии на Кубе с 1990-х годов.

Очарованная тем, что она услышала в Keiser Report о новой форме цифровых денег, Люсия начала исследовать Биткойн. В конце концов она присоединилась к группе Telegram, сначала на английском, а затем и на испанском языках, в которую вошли другие латиноамериканцы, которые следят за этим шоу. Эти сообщества дали ей полное понимание того, как использовать биткойн.

«Они научили меня тому, что я сама могу быть себе банком», — сказала Люсия.

Однажды, при разговоре, Люсия узнала, что один из её друзей также увлекается биткойнами, и они начали регулярно говорить об этом. Люсия также присоединилась к нескольким ориентированным на Кубу биткойн-группам в Telegram, продолжая расширять свои знания. Она купила, а затем отправила $10 в биткойнах другу за границу, и они вместе удивились тому, что им не нужно было использовать банк, предоставлять какие-либо документы или каким-либо образом использовать официальную систему. Они поняли, что даже сама валюта была произведена не государством или корпорацией, а онлайн-сообществом. Они даже не знали, кто создал Биткойн, и это не имело значения.

«Это новаторский подход», — сказала она мне. «Какие бумаги мне нужно было заполнить? Никаких».

Люсия рассказала мне, что многие люди получают биткойны из-за границы, а затем конвертируют их в MLC или песо, чтобы купить еду или товары. В её случае она использует это, чтобы инвестировать в своё будущее. Она называет это своим «личным резервом» и лучшим вариантом экономии.

Она сказала, что эмбарго США по-прежнему очень болезненно для кубинцев.

«Многие люди будут отрицать это, — добавила она, – но, мы больше не можем покупать MLC за доллары. У нас нет доступа к американским финансовым приложениям. И нашим семьям в США очень трудно отправлять нам доллары».

ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

Куба рассматривает применение криптовалют для обхода американских санкций

«Биткойн смягчает боль» – эмоционально продолжает Люсия. Да, она рассматривает Биткойн, как реальную альтернативу долларовой системе. «Мы получим свободу только освободившись от доллара».

Несколько кубинцев, с которыми я говорил – демонстрируют такой же непоколебимый патриотизм, несмотря на предательство революции.

«Эмбарго ставит наше правительство к стене, но, Биткойн может дать независимость не только каждому человеку, но, и всему кубинскому сообществу в целом» – добавляет Люсия.

На пути к её новой жизни с Биткойном – ей движет здоровое любопытство. «Да, любопытство – это то, что движет людьми. Это то, что побудило меня стать медицинским работником».

Именно любопытство заставляет её узнавать новые вещи о Биткойне и распространять знания среди других.

«У людей так много вопросов. Как это сделать? Как это работает? Где это взять? Нужно использовать эти моменты для обучения».

Также, Люсия упомянула, что лично обучает других в Мантанасе и в более широких кругах, как использовать биткойны.

ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

Ha Kубe pacтёт чиcлo зaпpocoв пo биткoйну в Google

Но, учиться всегда сложно. По её словам, из-за отчаяния многие кубинцы попали в сети MLM и прочих финансовых пирамид. К сожалению, Биткойн тесно переплетается с афёрами, поэтому люди, в целом, опасаются вливаться в тему. Изучать Биткойн особо непросто, ведь, это не похоже ни на что, с чем простой человек раньше сталкивался. И сложно поверить во все эти удивительные возможности. Чтобы его правильно использовать – нужно время и обучение. «Да, принятие происходит, но, требуется время».

Люсия завершила разговор, отметив, насколько важно для кубинских женщин использовать Биткойн, добавив, что «Что жизненно важно, чтобы женщины научились отстаивать свою финансовую свободу».

По её словам, несмотря на то что кубинское общество относительно продвинутое в области прав женщин, всё ещё существует довольно широкая культура мачизма и женоненавистничества. Поэтому многие мужчины не хотят слышать о какой-либо «финансовой независимости». «Представьте как тяжело при этом женщинам» – добавила она.

«Биткойн позволяет вам контролировать свои деньги, расходы и, соответственно, свою жизнь. Как для женщины – моё будущее наконец-то в моих руках».

История экономического краха на Кубе

К концу 1950-х гг. Куба была одной из самых богатых стран Латинской Америки. Как писал валютный исследователь Боаз Собрадо: «Куба имела больше общего с такими штатами США, как Луизиана и Флорида, чем с латиноамериканскими странами, такими как Мексика и Доминиканская Республика. Доход на душу населения Кубы превышал доход Мексики на 70% и Доминиканской Республики на 300%. Его доход на душу населения был даже больше, чем у бывших колониальных держав – Испании и Португалии».

Собрадо отметил отель Havana Hilton как «символ богатства Кубы середины века». Это был самый высокий и самый большой отель в Латинской Америке с 630 номерами, 42 люксами, казино, шестью ресторанами и барами, галереей, открытым бассейном и обширной подземной гаражной системой. На первый взгляд Куба казалась маловероятным местом для социалистической революции. Но, за очарованием старой Гаваны скрывалось глубоко сломанное общество.

Диктатор Фульхенсио Батиста правил островом железной рукой при твёрдой поддержке правительства и частного сектора США. Годовой доход Кубы составлял впечатляющие $353 на душу населения в 1958 году, но, большинство сельских рабочих зарабатывали менее $100, имели доступ к очень малому количеству государственных услуг и располагали крайне слабой инфраструктурой. Иностранные правительства и корпорации контролировали экономику, владея около 75% пахотных земель, 90% сферы услуг и 40% производства сахара.

В 1950-е годы Фидель Кастро возглавил социалистическое движение, бросившее вызов режиму Батисты. К концу десятилетия его партизанская тактика, берущая начало из горных и сельских районов, вытянула из столицы огромное количество средств и энергии. В 1958 г. правительство США ввело эмбарго на поставки оружия Кубе, поэтому Батиста начал терять всякую внешнюю поддержку. 1 января 1959 г. силы Кастро захватили Гавану.

Команданте обещал революцию для народа, но, его правление быстро превратилось в тиранию с концентрационными лагерями, тысячами произвольных казней, тайной полицией, тоталитарное государство, которое можно сравнить с Восточной Германией или Северной Кореей, а также политическими тюрьмами. Кубинские ГУЛАГи были особенно страшны, когда-то тайные, но, в конечном итоге, описанные выжившими свидетелями в таких книгах, как «Против всей надежды» Армандо Валладареса.

[Прим. переводчика. Как бы там ни было – но, действия революционного режима не идут в сравнение с тем холокостом, который устроили испанцы на Кубе в конце 19 века. И самый известный лагерь для заключённых на Кубе также принадлежал отнюдь не кубинскому правительству. О зверствах «противо-режима» всегда принято расписывать в самых сочных подробностях. Данный перевод публикуется не с целью показать нелицеприятные стороны политики Фиделя Кастро – пусть об этом судят сами кубинцы. Здесь же речь идёт о Биткойне, и только].

Как писал Энтони Де Пальма: «кубинцы, осмелившиеся думать иначе, больше всего боялись своего вездесущего районного CDR (Комитета защиты революции). Президент каждого такого CDR был человеком, которому обращались местные стукачи. Они отслеживали, кто не присутствовал на первомайском параде, кто слушал бейсбольный матч, пока Фидель говорил по радио, у кого была незаконная спутниковая антенна, спрятанная под бочкой на крыше, и передавали эту информацию в подконтрольные Фиделю – Штази и местный аналог МВД, которое натаскивало советское КГБ.

Президент CDR обладал тем, что некоторые называли властью «fusilamiento del dedo», что буквально означает «казнить пальцем», указывая и осуждая любого, кого подозревали в контрреволюционной деятельности. Если просто разрешить кому-то позвонить родственнику в Майами по телефону, это может привести к доносу и разрушить жизнь. Сеть наблюдения была настолько обширной, что кубинцы стали бояться высказывать какие-либо жалобы. Даже в собственных домах они воздерживались от упоминания имени Фиделя на случай, если кто-нибудь их услышит. Вместо этого они гладили воображаемую бороду, когда осмеливались критиковать грозного команданте.

Новое правительство было не только крайне репрессивным и агрессивным, но, и совершенно неопытным в том, что касалось фактического управления экономикой. Они последовали советскому примеру плановой экономики и быстро стали зависимыми от СССР как экспортного рынка.

На смену экономистам пришли лоялисты, независимо от их происхождения и квалификации. Говорят, что, когда Кастро выбрал Че Гевару главой кубинского центрального банка, это произошло потому, что Гевара поднял руку после того, как Кастро спросил, был ли кто-нибудь экономистом, думая, что Фидель спросил, был ли кто-нибудь коммунистом.

В начале 1960-х годов, в ходе череды ответных действий, администрации Эйзенхауэра и Кеннеди ввели торговые ограничения и, в конечном итоге, полную блокаду Кубы, в то время как Кастро и его войска национализировали собственность и предприятия США на сотни миллионов долларов.

Революция имела катастрофические последствия для личных сбережений кубинцев. Став президентом центрального банка, Гевара поменял привязку песо с доллара к рублю, обесценив существующие песо на 75%. Затем были демонетизированы дореволюционные банкноты. В общем, если новые власти отказывались принимать ваши старые деньги – вы могли потерять всё.

Различные американские планы и попытки свергнуть Кастро провалились, и режим упорствовал. Он стал структурно зависимым от Советского Союза в отношении нефти, кредитов, оружия, технической подготовки и в плане реализации своего основного продукта на экспорт – сахара, который Москва покупала по субсидированной цене выше рыночных.

В течение следующих нескольких десятилетий экономика Кубы росла во многом благодаря отношениям с Советским Союзом. Но даже в самые процветающие времена коммунистической Кубы, в конце 1970-х — начале 1980-х годов, сводить концы с концами было всё ещё сложно, и тысячи людей пытались уехать. В 1980 году более 125000 кубинцев бежали в США на примерно 1700 судах и плотах в результате события, известного как лодочный отправной пункт Мариель (Mariel boatlift).

[Прим. переводчика. В 1980 году приблизительно 125 тыс. кубинцев оставили Мариель и на лодках отправились в Соединённые Штаты. Поэтому Мариель известен как лодочный отправной пункт (англ. boatlift). Многие достигли США, но, некоторые умерли во время путешествия через Мексиканский залив или Флоридский пролив. Те, кто участвовали в такой переправе, получили название «Мариелитос» (исп. Marielitos)]

Когда Советский Союз распался в начале 1990-х годов, режим Кастро потерял около $5 млрд в виде ежегодных субсидий, а экспорт сахара Кубы упал на 80%. Песо обесценилось с $5 до $150 за доллар. Кастро призвал кубинский народ смириться с коллективными потерями, чтобы пережить «особый период», что мало чем отличается от того, когда Ким Чен Ир просил северокорейский народ оставаться сильным и преданным во время «Трудного марша» в конце 1990-х, когда погибли миллионы людей.

В особый период многие кубинцы могли позволить себе есть только один раз в день. Их либрета (рационная книга) обещала такие вещи, как говядина и курица, но, они также исчезли. Фидель обещал, что каждый будет иметь возможность пить по стакану молока каждый день, но, даже этого не было.

По словам Де Пальмы, кубинцы: «сплющивали и размягчали кожуру грейпфрута и жарили её, как если бы это были стейки. Измельченная и смешанная со специями банановая кожура стала ещё одним бледным заменителем мяса». Правда, каждая семья дополнительно получала целых девять яиц в месяц.

Нехватка продуктов питания сопровождалась отключениями электроэнергии, «настолько обычными и продолжительными, что тёмные ночи стали нормой. При этом, кубинцы отмечали короткие периоды, когда снова включались огни, как мимолетные явления, которые они взволнованно называли alumbrones».

Промышленность рухнула. Например, к концу 90-х годов рыболовные флоты практически исчезли. Сегодня кубинцы потребляют всего 25% от того количества морепродуктов, которые они ели в конце 1980-х годов. В стране, где от моря никогда не бывает дальше 60 миль, кубинцы шутят о том, что это «остров без рыбы». Страна, которая когда-то производила 80% продуктов питания, теперь импортирует 80% продуктов питания. Собрадо писал, что внутреннее потребление Кубы «так и не восстановилось до уровня, существовавшего до 1990 года». Трагедия голодающего государства на лицо.

Времена были настолько мрачными, что в 1993 году Кастро был вынужден сделать вражеский доллар законным платёжным средством для привлечения твердой валюты. Кубинцы начали делать долларовые вклады в банках, получая денежные переводы из-за границы.

Закон Тьера [обратное от Закона Коперника – Грешема] полностью действовал, поскольку хорошие деньги вытесняли плохие.

Важное отступление от переводчика:

Здесь необходимо привести в пример формулировки, касательно Закона Коперника – Грешема:

  • «Деньги, искусственно переоценённые государством, вытесняют из обращения деньги, искусственно недооценённые им».
  • «Дешёвые деньги будут вытеснять дорогие деньги».
  • «Деньги, с которых можно не платить налоги, вытесняют деньги, с которых налоги платить необходимо».
  • «Худшие деньги вытесняют из обращения лучшие, если обменный курс устанавливается законом».
  • Теперь задумайтесь почему Биткойн – это «хорошие деньги». Тема достойна отдельного материала.

    Собрадо подсчитал, что почти половина всех повседневных транзакций совершалась в долларах, что аналогично сегодняшней Венесуэле. Чтобы остановить эту тенденцию и предотвратить полную долларизацию, режим развернул CUC, которая, по их словам, была поддержана равной суммой долларов в кубинском центральном банке [Прим. переводчика. Знакомо до боли… Хотите делать деньги их воздуха? Создайте стейблкойн].

    В отчаянии Кастро также разрешил семейным ресторанам или «паладарам» работать как небольшим частным предприятиям. Это было частью более широкой кампании, которая включала в себя разрешение европейским компаниям управлять кубинскими отелями, разрешение некоторым гражданам управлять независимыми фермами и восстановление Рождества как национального праздника – услужливый шаг, в преддверии возможного визита Папы Иоанна Павла II.

    [Прим. переводчика. Отношения Ватикана и Кубы (на первый взгляд, неочевидные) всегда заслуживали отдельного внимания. Выдержка: «…Римская апостольская католическая церковь всегда с очень большим уважением относилась к кубинскому руководству и к Кубинской революции. Некоторые исследователи считают, что Кубинской революции не произошло бы без её признания Ватиканом (странно…). Католическая церковь всегда была благодарна Кубе за поддержку теологии освобождения. И этим объясняются многочасовые визиты пап – наедине с кубинским руководством. Последний визит тоже происходил в таком же формате. А визит Иоанна Павла II на Кубу проходил с такой помпой, с таким размахом, как не было нигде и никогда. Первый раз в современной истории Фидель Кастро был одет в гражданскую одежду, восемь часов наедине он беседовал с Иоанном Павлом II. И результаты этой встречи были очень позитивными. Конечно, Ватикан поддерживает кубинское руководство и будет поддерживать его всегда]

    Сочетание небольших реформ и увеличения иностранных инвестиций привело к относительному восстановлению после особого периода.

    В начале 2000-х президент Венесуэлы Уго Чавес начал поддерживать кубинское государство с помощью прибыли, полученной от продажи нефти, и, тем самым, дал Кубе надежду на лучшую жизнь. Но несмотря на то, что правительству была оказана помощь, для обычных граждан времена остались крайне тяжелыми. Собрадо написал о кубинском выражении: dice que hay pollo (говорят, что теперь есть курица), которое кричали люди на улицах, когда курица стала доступна в магазинах. В рационной книге, по его словам, раньше была предусмотрена рыба, но, она закончилась и была заменена на курицу, а в последние несколько лет курица тоже закончилась.

    В ноябре 2004 года, столкнувшись с очередным экономическим коллапсом, кубинское правительство изъяло доллары США из обращения. Государственные магазины, предприятия и банковское дело полностью перешли на систему CUC. Доллары необходимо было конвертировать в CUC по прибытии на Кубу, что позволяло режиму изымать твёрдую валюту, взимать с неё налоги и заменять её чем-то, что они могли печатать без обеспечения. Эффект общей картины заключался в том, что доллары, когда-то принадлежавшие гражданам, теперь принадлежали коммунистическому центральному банку.

    В эпоху CUC двойная валюта позволяла правительству обеспечить самый базовый уровень, который подразумевал наличие некоторых дешёвых товаров и услуг, но, при этом, создала систему, в которой CUC требовались для чего-либо, кроме товаров нижнего уровня. Например, можно было бы купить буханку некачественного хлеба за 1 песо в государственной пекарне (если она там ещё оставалась), но, за 1 CUC вы могли бы получить гораздо более хорошую буханку в более фешенебельном магазине. В последние десятилетия туристы использовали только CUC и делали покупки в фешенебельных магазинах с гораздо более высокими ценами, и поэтому всегда вливали много твердой валюты в государственную казну.

    Двойная валюта также позволяла использовать бухгалтерскую алхимию, которая приносила пользу государственным предприятиям. Например, как заметил Собрадо, элита с хорошими связями может купить билет на вылет с Кубы, заплатив несколько сотен песо вместо нескольких сотен CUC или долларов. Это также означало, что некоторые государственные предприятия могли покупать импортные товары по цене в песо, а продавать по цене в долларах. На лицо хроническое завышение активов и недооценка пассивов. Эти финансовые уловки совершались за счёт песо и среднего рабочего класса.

    У многих кубинцев есть ещё одна возможность, выходящая за рамки их государственной работы, что может дать им доступ к CUC (или сегодня, MLC) и заработать достаточно, чтобы выжить. За один день на чёрном рынке можно заработать больше, чем вся ежемесячная государственная зарплата или пенсия. Также, Собрадо упоминает про т.н. «отрицательную зарплату»: «Люди иногда подкупают своего начальника, чтобы не выходить на работу. Таким образом, они могут посвятить весь день подработке».

    Де Пальма писал, что «почти каждый кубинец, будь то предприниматель с небольшим бизнесом или родитель, ищущий заработок на обед, так или иначе стал преступником. Inventando (испанский глагол, означающий «изобретать») в значительной степени заменил слово «воровство» на кубинском языке, а правила гражданского общества изменились так, что воровство было оправдано, при условии, что воровство было инициировано государством, но, не соседом или другом. На новой Кубе стратегия инвентандо стала способом уравнять правила игры и компенсировать мизерную зарплату в долларах в день, которую получали государственные служащие».

    Трудно представить себе совокупный упадок экономики Кубы, но, тот факт, что урожай сахара в 2018 году дал всего один миллион тонн, как и урожай 1894 года, помогает представить картину. Некогда крупнейший экспортер сахара на планете, Куба была вынуждена импортировать сахар из Франции.

    «Исторические» реформы системы, объявленные Раулем и Диас-Канелем, закончились лишь небольшими изменениями. Предпринимательство не развивается в условиях отсутствия оптового рынка, строгих ограничений на количество нанимаемых сотрудников, дороговизны лицензий, высоких налогов и дефицита кредитов.

    К 2017 году, несмотря на множество разрекламированных реформ, пара джинсов по-прежнему стоила месяц государственного дохода, а пайки заканчивались всего через несколько дней. Хвалёная система здравоохранения допустила вспышку холеры и была ориентирована на особую заботу об элитах. Образование осталось пропагандой.

    В 2014 и 2015 годах администрация Обамы отменила американские ограничения, стимулируя местное предпринимательство волной новых туристов. Но, Обама также положил конец иммиграционной политике «мокрые ноги – сухие ноги», а несколько лет спустя Трамп возобновил её.

    [Прим. переводчика. Правило «мокрых и сухих ног» означает, что, если беглец добирается до американского берега и может коснуться земли, пусть даже на шельфе, стоя по горло в воде, он получает право на убежище. Если же береговая охрана перехватывает беглеца в море, пусть даже в территориальных водах, в нескольких метрах от берега, он считается нарушителем границы и его депортируют на родину].

    По словам Де Пальмы, небольшие экономические реформы, которые правительство предложило кубинцам за последние 15 лет, были не «свободой самосовершенствования, а разрешением на поддержание уровня выживания, который правительство больше не могло обеспечить. Помимо ограничений, наложенных на их предпринимательское видение и способность накапливать богатство, правительство требовало от потенциальных капиталистов покупать лицензии за относительно высокую плату и платить высокие налоги. Цель, поставленная правительством, заключалась в том, чтобы сделать Кубу богатой страной без богатых людей.

    Кризис прав человека на Кубе

    В рамках своего исследования для этого эссе я поговорил с правозащитником, имеющим опыт работы в области бухгалтерского учета и финансов, живущим в Гаване. Она не пожелала называться («Я хочу вести себя сдержанно» – сказала она), но, при этом, открыто говорила о множестве деликатных тем в нашем видеочате. Будем называть ее Верита.

    Её беспокойство понятно. Куба остается однопартийным коммунистическим государством. Режим Диас-Канеля продолжает поддерживать атмосферу страха, созданную Кастро.

    Согласно сведениям от правозащитной организации Freedom House – «Недемократический характер режима не изменился, несмотря на новое руководство в 2018 году и процесс дипломатической нормализации отношений с Вашингтоном, который в последние годы застопорился».

    [Прим. переводчика. Несомненно, некоторые правозащитные организации преследуют исключительно благородные цели построения демократии во всём мире. Прецедентов последствий подобной политики предостаточно. Как видно, попытки построить демократию или коммунизм за пределами своего государства всегда заканчиваются довольно плачевно. ИМХО]

    На 2021 год, согласно отчёту Freedom House, касательно демократии в целом, Куба получает только 13 из 100 возможных баллов, только 1 из 40 баллов за политические права и 12 из 60 баллов за гражданские свободы. Конституция запрещает независимые СМИ, и «независимая пресса страны действует вне закона, её публикации считаются вражеской пропагандой, а её журналисты регулярно подвергаются преследованиям, задержаниям, допросам, угрозам, клевете в официальной прессе, к тому же, им запрещают выезжать за границу.

    Кубинцам запрещено размещать контент на зарубежных серверах, в том числе в социальных сетях, и в целом они не могут делиться чем-либо «вопреки социальным интересам, морали, добрым обычаям и честности народа».

    ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

    Как бороться с Интернетом: мировой опыт

    Частные университеты и школы были запрещены с 1960-х годов, и учителя продвигаются по службе на основе идеологической лояльности, а не академической успеваемости.

    Независимые профсоюзы запрещены, и кубинские рабочие не могут проводить забастовки, протесты или коллективные переговоры. Популярная революционная поговорка гласит: «Dentro de la revolución, todo. Contra la revolución, nada» – «Для революции – всё. Против революции – ничего».

    Верита является частью кубинского сообщества правозащитников. Рожденные в основном в 1990-х годах на волне особого периода, они постоянно подвергаются агрессии со стороны режима. В 2003 году, примерно в то же время, когда режим был вынужден изменить валютную систему, чтобы удержать общество на плаву, он начал репрессивные меры «Чёрной весны», арестовав десятки поэтов, авторов и журналистов. По сей день сестры, жены и дочери этих политических заключенных каждое воскресенье маршируют в Гаване за свою свободу и известны как Damas de Blanco – Дамы в белом.

    Независимые агентства, такие как 14ymedio, основанная блоггером и филологом Йоани Санчесом, и Diario de Cuba продолжают писать, но, работать по-прежнему сложно. Один из ведущих кубинских правозащитников Освальдо Пая погиб в автокатастрофе в 2013 году, и этот инцидент, многие считают убийством. Попытки выйти на улицу и протестовать по-прежнему сопряжены с огромным риском, о чём свидетельствуют сотни исчезновений и длительные тюремные сроки протестующих в прошлом месяце.

    В 2018 году сформировалась афро-кубинская группа ученых, художников и журналистов, известная как Движение Сан-Исидро, которое протестует против Декрета 349, коммунистического закона, требующего предварительного разрешения правительства на художественную деятельность.

    В ноябре 2020 года группа начала акцию протеста в поддержку одного из своих участников, рэпера Дениса Солиса, осужденного за «неуважение к власти». Полиция штата провела рейд против протестующих, но, в итоге, режим был вынужден пообещать больше прав для артистов, поэтому семена восстания уже брошены.

    Общины чернокожих кубинцев были в центре этих протестов. Подсчитано, что до 90% белых кубинских семей имеют родственников за границей, которые высылают им деньги, но, только от 30% до 40% чернокожих кубинских семей имеют такой же вариант. Гильермо «Эль Коко» Фариньяс, известный черный диссидент, называет ситуацию «пороховой бочкой, которая вот-вот взорвется».

    Поначалу Верита, которая также является афро-кубинкой, общалась чрезвычайно официально, буквально зачитывая речь, которую она подготовила для первой части нашего разговора, где мы говорили об экономике. Она вторила правительственной позиции о том, что «девальвация не влияет на инфляцию» и что обменный курс песо к доллару остается 24:1. Позже в нашем чате она открылась и сказала мне, что на самом деле обменный курс составляет 70:1. Было ясно, что Большой Брат всё ещё жив в её сознании.

    Верита объяснила, что система MLC была государственной стратегией по накоплению твёрдой иностранной валюты и предотвращению утечки долларов и евро. Это также, по её словам, способ для правительства обложить налогом неформальный сектор, который вывозил огромные суммы денег с Кубы.

    Например, несколько лет назад, если вы хотели купить кондиционер, вы, скорее всего, наняли бы кого-нибудь (иногда известного как «мул») в таком месте, как Панама, и они привезли бы его вам, и вы заплатили бы им в долларах, которые навсегда уйдут из кубинской экономики, и режим не получит своего процента.

    В свою очередь, благодаря системе MLC, режим обеспечивает магазины бытовой техникой, такой как кондиционеры, так что гражданам на самом деле легче покупать их там, чем через «мула». Таким образом, вместо утечки твёрдой валюты режим фактически накапливает её, поскольку граждане просят семью, друзей и коллег пополнить свои счета MLC, чтобы они могли купить кондиционер.

    В результате, по словам Вериты, песо находится в процессе демонетизации. Из трёх основных функций денег они, по существу, утратили функции накопления ценности и расчётной единицы (это теперь присуще MLC или долларам). Теперь песо существуют только как средство обмена для отдельных лиц при взаимодействии с другой валютой, правительством или при покупке вещей на улице.

    Когда я спросил её, есть ли у правительства план остановить инфляцию песо, она посмотрела на меня взглядом, который я никогда не забуду: она повернула голову, слегка улыбнулась, посмотрела на меня с недоверием и сказала – «План? Нет. Плана нет».

    По её оценке, кубинской экономике необходимо будет расти на 5% в год в течение следующих 12 лет, чтобы оправиться от нынешней травмы. В 2020 году он фактически сократился на 11%, а в 2021 году сократится ещё больше. Она считает, что это будет «катастрофа».

    Продолжение воздействия через эмбарго

    Чтобы узнать больше о влиянии американского эмбарго на кубинцев, я поговорил с Рикардо Эрреро, сыном кубинских изгнанников и исполнительным директором Cuba Study Group. Он пояснил, что сегодня из-за санкций США кубинцы не могут получить доступ к широкому спектру популярных американских продуктов, таких как PayPal, Stripe, Cash App, Zelle, Coinbase, GitHub, Adobe, Dropbox, Lyft, Uber или Amazon. Он назвал эмбарго «самым жестким и широким режимом санкций по отношению к любому обществу на планете».

    Эрреро работает, чтобы помочь правительству США ослабить некоторые из этих ограничений. Он сказал, что его работа трудна, особенно из-за законов Торричелли и Хелмса-Бёртона, которые были приняты в 1990-х годах, официально закрепив ограничения на американскую торговлю, бизнес и поездки на Кубу, чтобы дестабилизировать режим Кастро в период его слабости и способствовать развитию демократической оппозиции.

    В отличие от предыдущей политики по отношению к Кубе, между годами правления Кеннеди и Клинтона – в новую эпоху, начиная с 1996 года, когда был принят закон Хелмс-Бёртона, блокада была закреплена на уровне закона и не может быть отменена чьим-либо исполнительным распоряжением.

    Основываясь на заявлениях американцев, которые потеряли бизнес и собственность в результате революции с Кастро во главе – закон Хелмс-Бёртона расширил существующие ограничения для американских компаний и пытается помешать любой компании в мире вести бизнес на Кубе. Например, он угрожает помешать корпорации войти на рынок США или вести с ними дела, если она, одновременно, решит вести дела с Кубой.

    Президенты США Клинтон, Буш и Обама частично отказались от этого закона, поэтому некоторые иностранные организации смогли вести дела с Кубой с неоднозначными результатами. Как сухо заметил Собрадо, отель Havana Hilton, который во время революции был переименован в Habana Libre, в конечном итоге был передан испанской сети отелей Meliá Hotels International. По состоянию на прошлый год знаменитый отель пустовал.

    В прошлом году президент Трамп объявил Кубу – «государством-спонсором терроризма» и ввёл 243 новых меры по ужесточению эмбарго. Президент Байден ещё не отменил их. Херреро сказал, что закон Хелмс-Бёртона является сдерживающим фактором, объясняющим, почему вы не видите Starbucks, Zara или McDonalds на Кубе. Вот почему Куба не получает займы от Международного валютного фонда (МВФ) или Всемирного банка. Вот почему АЭС Джурагуа так и не была закончена.

    В период дружелюбной политики Обамы в 2015 и 2016 годах некоторые американские платёжные компании пытались изучить возможность создания платёжных сервисов между США и Кубой, но, после победы Трампа на выборах стало ясно, что открытие будет отменено, и планы были приостановлены.

    Эмбарго, как сказал Эрреро, даёт «политический кислород» революционному духу для кубинского правительства.

    «Это такое большое пугало», – сказал он, – «Без этого режим потерпел бы идеологический крах».

    Эмбарго, смешанное с неумелым репрессивным правлением, представляет собой особенно трагичную комбинацию. Это было недавно продемонстрировано, когда гражданин Великобритании, страдающий диабетом, не смог найти инсулин в Гаване из-за нехватки медицинских препаратов. Его жена пыталась отправить ему немного из Лондона, но DHL вернула посылку, нацарапав на этикетке «санкции США в отношении Кубы». Вскоре он умер в больнице.

    «Сочетание американских санкций против Кубы, бесхозяйственности Кубы с ограниченными ресурсами и пандемии Covid-19 – смертельная смесь», – сказала его жена.

    Эрреро по-прежнему возлагает большую часть вины за страдания кубинского народа на плечи режима и утверждает, что они ведут двуличную игру. Да, режим винит эмбарго во всех или в большинстве кризисов на Кубе, но, они никогда даже не пытались использовать возможность отменить его.

    Они продолжают использовать эмбарго как козла отпущения и как инструмент, чтобы вызвать к себе сочувствие международного сообщества.

    Как сказал Эрреро: «Они изображают из себя Давида против империалистического Голиафа».

    При Обаме представители американских компаний прилетели, чтобы заключить выгодные сделки, но, кубинцы позволили это сделать очень немногим. Эрреро объяснил, что это отчасти объясняется их советским менталитетом: «Бюрократов учили враждовать с янки и противостоять капитализму».

    В общем, когда им представилась возможность связать Кубу с миром, они не смогли ею воспользоваться. В течение последнего десятилетия кубинский режим говорил о частных предприятиях и децентрализации экономики, но, на самом деле, это были только разговоры, а не действия.

    Энтони Де Пальма объяснил, что режим постоянно напоминает кубинцам «об империалистической опасности с севера», но, при этом, требует, чтобы империя сняла эмбарго, чтобы Куба могла вести больше дел с Америкой и её союзниками.

    Режим прикрывался постоянной угрозой американского вмешательства в качестве прикрытия для каждой ошибки, провала программы, нехватки продовольствия или отключения электроэнергии за последние шесть десятилетий, но, не упоминает насколько это зависит от миллиардов американских долларов, которые изгнанники отправляют обратно в виде денежных переводов, чтобы удержать Кубу на плаву.

    Государственные СМИ представляют Соединенные Штаты как ад наркомании, массовых убийств и безудержного потребительства, а Кубу – как эгалитарный рай, управляемый правительством, которое не может сделать ничего плохого. И все же, когда кубинцы сравнивают свою жизнь с тем, что они слышат от родственников в Майами или с тем, что они видят в интернете, они понимают, что это не так.

    ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

    К вопросу о национальных особенностях терморектального криптоанализа или «Где криптанам жить хорошо»

    Практически всё, что режим продвигает в своей экономике – это вуаль идеологии, прикрывающая эксплуатацию. По состоянию на 2018 год главным источником доходов Кубы была не туристическая отрасль, а экспорт более 50 000 медицинских работников ежегодно в более чем 60 стран. Система образования Кубы предназначена для производства излишка врачей, медсестер и техников, «армии белых халатов», которых отправляют за границу в рамках пиар-схемы.

    Эрреро сказал, что программа – это способ «сплести революцию» в решение, при котором правительство с гордостью объявляет, что мы отправим бригады по всему миру, чтобы спасти угнетенных, которых игнорировали империалистические державы. На самом деле, государство конфискует 75% заработной платы этих рабочих, зарабатывая более 11 миллиардов долларов в год, что делает форму подневольного состояния крупнейшим экспортным продуктом Кубы.

    Между тем, кубинцам за границей сложно просто отправлять деньги своим семьям. Эрреро сказал, что один из способов – это сделать банковский перевод кому-то в Панаме, который отправит наличные в Гавану. Другой способ – полагаться на систему типа «хавала». Можно дать $100 кому-то в Майами, и они позвонят своему деловому партнеру в Гавану и попросят его доставить $100 за вычетом комиссии вашей семье.

    Транзакции Western Union из США на Кубу также были возможны до ноября прошлого года, когда администрация Трампа их закрыла. Компания закрыла 407 точек по всему острову, что кажется ошеломляющим, но, Эрреро сказал, что большинство кубинцев уже сочли эту услугу слишком дорогой.

    В качестве примера Эрреро подробно рассказал о транзакции Western Union в прошлом году, когда кто-то отправил $1030 члену семьи на Кубе. Комиссия составила $77,25, поэтому отправитель заплатил $1107,25. Сумма, которая была доставлена ​​получателю на Кубе, составила $1000. Двузначный сбор был разделен на 1,5%, оставшееся в США в качестве таможенного сбора, 4% для Western Union, 1,5% для Fincimex (ныне находящийся под санкциями кубинский государственный платежный процессор) и 3% потрачены на обменный курс (в пользу правительства).

    Даже если США снова откроют Western Union, получатели получат $1000 по «официальному курсу» – 24 песо за $1. Таким образом, получатель получит 24 000 песо, хотя реальная стоимость перевода составляет 70 000 песо. Режим сохранит себе разницу.

    По словам Эрреро, американцы могли пополнять счета MLC напрямую долларами до прошлого лета. Но, новые санкции администрации Трампа закрыли этот канал. По словам Эрреро, в сочетании с закрытием рейсов и сокращением туризма это был «двойной удар», который вызвал резкое сокращение долларовых потоков на Кубу. По его словам, это именно то время, когда Биткойн начал набирать обороты.

    «Нет валюты, – сказал он мне, – которая помогла бы вам лучше, чем биткойн, приспособиться к колебаниям политики США и Кубы за последние пять лет».

    «На Кубе трудно чему-либо расти, – добавил он, – но, если вы инвестировали в биткойны в течение последних нескольких лет, вы действительно росли».

    Биткоин как «чит-код» для кубинской системы

    Эрреро рассказал мне об Эрихе Гарсиа Крузе, популярной кубинской биткойн-личности. Он назвал Круза «человек-CNET», поскольку он часто появляется в качестве гостя на государственном телевидении, и ведёт свой собственный популярный канал на YouTube, посвящённый различным технологиям и платёжным системам. Я обратился к Крузу, чтобы узнать больше.

    «Я живу в Гаване со дня своего рождения», – сказал мне Круз. Ему было удобно использовать свое имя для этого интервью, поскольку он сказал, что он уже достаточно популярный и известный человек.

    Круз сказал, что недавние протесты были вызваны отсутствием еды и лекарств, у голодающих людей, которые пытаются выжить в жестоких условиях, во время пандемии, в борьбе с правительственной бюрократией и высокой инфляцией.

    «Кубинский народ устал, – сказал он. «Они хотят лучшей жизни. Система не работает, поэтому люди обращаются к биткойнам, чтобы спастись».

    Бизнесом Круза является финансовый сервис Bitremesas – решение огромной проблемы, с которой люди сталкиваются при попытке отправить денежные переводы из США на Кубу. Опять же, из-за эмбарго банки США не могут переводить доллары на кубинские счета. Больше нет ни Transferwise, ни PayPal, ни Revolut, ни даже Western Union.

    Метод с «мулом» по-прежнему работает: перевод денег кому-то, кто физически поедет на Кубу и отдаст деньги вашей семье, но, это дорого и требует много времени. Круз сказал, что можно также сделать перевод, например, в банк в Испании, откуда затем перевод может быть отправлен непосредственно на чей-то счет MLC. Но, опять же, это дорого и трудоёмко.

    По словам Круза, лучший вариант – это использовать биткойн. «Это стало способом связи с внешним миром», – добавил он. «Число кубинцев, использующих биткойн, стремительно растёт».

    По оценкам Круза, по крайней мере 300 000 кубинцев хотя бы раз использовали биткойны или криптовалюту, и, возможно, 100 000 используют их на регулярной основе. Это 2,5% населения острова, что в точности соответствует мировым оценкам, согласно которым 200 миллионов из 7,8 миллиарда человек в мире использовали биткойн.

    Круз сказал, что любой кубинский бизнес, не использующий Биткойн сегодня для взаимодействия с международной финансовой системой, научится на собственном горьком опыте, адаптируется и усвоит урок.

    «Все сторонние компании будут вынуждены использовать Биткойн», – сказал он. «У нас на Кубе есть поговорка: нужно садиться в автобус, потому что автобус уезжает из города».

    Он считает, что принятие биткойнов на душу населения на Кубе уже больше, чем в Европе или Канаде, но, отметил, что не всегда был сторонником биткойнов. Фактически, до марта 2020 года он думал, что это афера. По его словам, всегда были друзья и коллеги, которые пытались познакомить его с криптовалютой, но, при этом, предлагали вложить в такие финансовые пирамиды, как Arbistar или Trust Investing.

    ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

    Обманутые вкладчики требуют ввести высшую меру наказания для создателей финансовых пирамид

    «Я был настроен очень скептически, – добавил он.

    В марте 2020 года Круз снял популярное видео, в котором разоблачил Trust Investing, и доказал, как это была финансовая пирамида. В рамках реакции на видео люди призвали его рассмотреть другие варианты инвестирования. Один их них был Биткойн. Он пообещал себе попытаться стать экспертом в этой теме.

    В апреле и июне 2020 года он «спустился в кроличью нору» и «открыл Святой Грааль». Он сказал мне, что сквозь призму Биткойна «начинаешь видеть фактические ограничения, которые есть у кубинцев, и свободу, которую предоставляет Биткойн. Вы начинаете видеть мир под другим углом».

    «У нас нет доступа к традиционным платежным решениям. Застряли. Что же, если это так, – сказал он, – тогда я создам собственный платёжный сервис, который будет использовать биткойны, и мы будем развивать бизнес на основе этой возможности».

    1 сентября 2020 года Круз запустил Bitremesas, чтобы кубинским семьям было легче совершать сделки между США и Кубой. Процесс прост: кто-то в США отправляет биткойны в кошелёк, управляемый Bitremesas (он сказал мне, что это мультиподпись два из трех – для дополнительной безопасности), затем компания продаёт биткойны за MLC или песо и доставляет их получателю.

    Его компания использует систему «отрицательной ставки», при которой недавно полученный перевод в биткойнах, например, в размере $100 выставляется на торги в локальной сети: один трейдер предложит $95, другой $94 и т.д. Bitremesas будет продавать тому, кто предложит самую низкую цену, и будет использовать спред в качестве своей прибыли. В свою очередь, трейдер доставит деньги получателю.

    По словам Круза, это большое улучшение по сравнению с другими способами отправки денег на Кубу, потому что это ближе к реальному обменному курсу. Ведь, использование официальной системы подразумевает курс в 24 песо за $1.

    Он сказал, что кубинцы «достаточно умны и хранят накопления в биткойнах, потому что доверяют им больше, чем песо». «Если вы можете покупать сатоши за песо и можете подождать три года, вы значительно повысите свою покупательную способность в будущем», – добавил он.

    «Я не люблю говорить о политике или правительстве или о том, правильная или неправильная у них политика», – продолжает Круз. «Я просто пытаюсь научить своих собратьев-кубинцев, как работать с биткойнами и криптовалютой».

    Он благодарит Сатоши Накамото за его новую жизнь и новый бизнес.

    Круз сказал, что у него нет особой информации, но, добавил, что правительство изучает криптовалюту в рамках своего текущего пятилетнего плана и может в конечном итоге отчасти принять биткойны. Например, начать принимать биткойны в MLC-магазинах, позволить гражданам использовать биткойны для пополнения счетов MLC или продавать туристические путёвки либо даже экспортировать что-либо за биткойны.

    «Это был бы разумный шаг и хороший способ накопить самую твёрдую валюту», – размышляет он. «Но, мы говорим о кубинском правительстве, поэтому я не знаю, что будет дальше».

    Круз по-прежнему очень критически относится к эмбарго США, которое лишает его доступа к различным услугам, которые, в противном случае, были бы доступны людям, живущим всего в нескольких сотнях миль от Майами.

    «Но, борьба с эмбарго, – сказал он, – это борьба, в которой нельзя победить».

    «На Кубе есть два варианта. Вы можете покинуть Кубу и сбежать из Матрицы или вы можете остаться и продолжать игру. Биткойн – это чит-код для этой игры. Теперь я предпочитаю остаться».

    ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

    Ключевая роль Биткойна в постдолларовом мире будущего

    Построение биткойн-экономики в Гаване

    Хорхе работает в биткойн-компании, которая находится в Гаване. Он узнал о биткойне в марте 2018 года, когда воспользовался расширенным доступом в кубинский интернет, чтобы начать торговать и использовать сатоши для различных задач.

    Однако, на протяжении большей части жизни Хорхе, полноценная связь с внешним миром была практически невозможной. Веб был сильно ограничен, и информация могла только добраться до Кубы только полунелегальным способом.

    В качестве стажера в Фонде по правам человека я принимал участие в программе 2007 года, где мы бы отправляли зарубежные книги и фильмы на Кубу, в до-интернетовскую систему, этакую «подпольную библиотеку».

    Если точнее – я сидя в кабинете в Нью-Йорке прожигал копии таких фильмов (с субтитрами), как «V значит Вендетта» и «Храброе сердце», которые были замаскированы под музыкальные компакт-диски, после чего они отправлялись на Кубу вместе с гражданами Латинской Америки, которые прибывали на остров через Мексику. За счёт нас, они провозили самиздатовский контент, наряду с медицинскими технологиями и прочими вещами, чтобы запустить приватное содержимое дома на портативных DVD-проигрывателях вместе с другими тремя-четырьмя людьми и более значительными группами в последствии.

    На протяжении многих лет, наряду с настройкой на радиовещание из Флориды, это являлось для кубинцев доступом к внешней информации. Несколько лет спустя зародилась Paquete – система, которая позволяла некоторым кубинцам использовать незаконное спутниковое оборудование для загрузки иностранного контента с последующей записью на твёрдые носители, которые затем распространялись через сообщества, где люди платили, чтобы получить на свои USB флэшки, то, что они хотели посмотреть или почитать.

    В 2014 и 2015 годах в кубинских отелях и местах общественного доступа начал появляться Wi Fi. В виду этого, Paquete получила дополнительное развитие, за счёт людей, которые зарабатывали на том, что просто стояли весь день и загружали нужный контент. В 2017 и 2018 годах интернет появился на мобильных телефонах. В общем, за последние годы доступ в сеть стал более доступным, но, всё ещё цензурируется, медленен и прослеживается.

    «На Кубе нет большого брандмауэра», – сказал Хорхе, – «Но, всё же интернет здесь не такой гладкий и блестящий, как открытый веб».

    Да, когда мы общались – он использовал VPN.

    В июле этого года интернет на Кубе был загружен на полную катушку, когда 10 июля на Facebook опубликовали пост, призывающий к протестам в небольшом городе Сан-Антонио-де-Лос-Банос.

    Пост гласил: «Устали сидеть без электричества? Больше не желаете терпеть наглость правительства, которое не заботится о вас? Пришло время выйти и предъявить требования. Не критикуйте из дома – мы заставим их слушать вас».

    Хорхе не мог предвидеть эти летние волнения 11 июля, но, был готов к подключению к онлайн-миру. Новая форма цифровых денег – Биткойн была одной из самых интересных вещей, которые он нашёл в Сети, но, он пока ещё не нашёл им практического применения, не считая их хранения. Но, позже обнаружил сервис Bitrefill.

    Через этот сервис можно пополнять счёт своего телефона в биткойнах. На платформе кубинцы могут приобрести ваучеры для мобильных телефонов, а также приобрести что-либо на App Store и Gaming Cousons непосредственно за биткойны, которые они зарабатывают, покупают или получают из-за границы через такие платформы, как Bitremesas.

    Сам Хорхе хранит свои биткойны в приложениях Muun или Blue Wallet на своем телефоне. Он сказал, что это его любимые: оба приложения бесплатны, имеют открытый исходный код, поддерживают технологию Lightning, а также испанский язык. И всё это непосредственно из магазина Google Play. Отсюда остаётся один шаг для покупки вещей с Bitrefill.

    Дополнительно, некоторые кубинцы нашли арбитражные возможности за счёт наличия сторонней «вымогательной» финансовой системы. Например, для получения твёрдой валюты государственные телекоммуникационные компании ETECSA иногда предлагают дополнительный кредит тому, кто пополнит счёт мобильного телефона в евро или фунтах. Акции настолько хороши, что некоторые кубинцы платят посреднику из-за рубежа, чтобы тот пополнил им мобильный счёт. Но, любой кубинец также может сидеть дома, заработать или купить биткойн, а затем пополнить чей-либо телефон через сервис Bitrefill, получив хороший доход.

    Также, Хорхе упомянул что он использует биткойны для оплаты в службе доставки еды. Он размещает заказ через одноранговый сервис, после чего еда появляется у его порога. Он платит в биткойнах киберпанковской кубинской версии Uber Eats. Он отмечает, что, в принципе, помимо затрат на бизнес, еду и прочие вещи, он также может оплатить всё что угодно посредством биткойнов. Для Хорхе биткойн-экономика не является мечтой – это его реальность.

    Вариантов использования биткойнов в жизни пока не так много, сказал Хорхе, и признаёт, что на Кубе он один из первых начал их использовать. Но, в любом случае, ему очень легко обменять биткойны на MLC или песо, чтобы купить всё что потребуется.

    Когда я его спросил – может ли Биткойн чем-либо его оттолкнуть, чтобы он перестал использовать его в какой-то момент, он сказал: «Я не вернусь к прежнему. Я не могу теперь представить свою жизнь без Биткойна».

    Он отметил друзей, врачей или юристов, сбережения которых пожирала инфляция, прежде чем они стали использовать биткойны или других предприимчивых людей, которые также как он строят свою жизнь вокруг Биткойна.

    Когда я общался с финансовым исследователем Собрадо, чья работа не раз помогала в создании данного материала, он рассказал мне о бизнесе, который организовал на Кубе перед пандемией. Он создал команду, в которую входят, например, водители такси или арендодатели квартир, в общем, те, кому легче принимать платежи от иностранцев. Далее, бизнес Собрадо позволил иностранцам платить за извоз от/из аэропорта Гаваны онлайн. Собрадо получает евро на свой внешний счёт, а затем продаёт эти евро за биткойны, которые можно отправить членам своей команды на Кубе за считанные минуты и продать там за CUC или песо. Таким образом, его команда получает наличные.

    Также, Собрадо предоставил аналогичную услугу на Кубе, используя Booking.com или Airbnb, которые имеют специальное разрешение OFAC для работы на острове.

    «Допустим, вы владелец квартиры на Кубе», – добавляет он. «Вы получаете лицензию на ведение бизнеса, выставляете жильё под аренду и приходит первый гость. Ваш гость платит методом Air BnB через компанию денежных переводов Va Cuba. На Кубе это означает, что какой-то чувак появляется на пороге и спрашивает вас, и, если вы окажетесь дома, он передаст вам конверт с деньгами. Но, если этот чувак постоянно опаздывает и приносит расчёт по официальному курсу – это будет ужасно. Поэтому, вместо этого, мы будем платить вам напрямую и немедленно по реальной цене, используя биткойны.

    По словам Собрадо, если бы Биткойн не существовал, это не работало бы. Ему пришлось бы поднять цены как минимум на 5%, и рентабельность исчезла бы. Собрадо сказал, что лучшие месяцы с точки зрения общей выручки приходятся на конец 2019 и начало 2020 года. Во время пандемии, по его словам, «всё замерло», но, это ещё один пример того, как творческие умы используют Биткойн для улучшения жизни, создания более эффективных вещей, и заработка даже в унылом полицейском государстве.

    Автор Антонио Гарсиа Мартинес, описывая внедрение интернета на Кубе в 2017 году, сказал, что здесь важно знать слово «решатель»: «Хотя буквально это означает «разрешить», на практике, оно ближе к понятию «лайфхак» в Кремниевой долине, но, без того открытого безбоязненного образа жизни».

    Он добавляет: «Вам нужно преодолеть бесконечные препятствия, связанные с получением лицензии для малого бизнеса? Решаемо. Кубинцы – короли и королевы в плане поиска решений. Это единственное, что удерживало их на плаву со времён Особого периода».

    ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

    Биткoйн пoмoгaeт кубинцaм oбoйти эмбapгo и oгpaничeния пpaвитeльcтвa

    Однако, как отмечает Мартинес: «Против сил находчивого решателя стоит другое важное слово – сложность».

    «Хотите поговорить с журналистами-диссидентами, которые высмеивают кубинскую цензуру и регулярно подвергаются преследованиям и тюремному заключению? Сложно», – написал он. «Хотите получить паспорт и визу для выезда за границу? Ещё более сложно».

    По словам Хорхе, Биткойн – воплощение идеального решения. Это обходной путь, способ победить сложность.

    Как пишет Мартинес: «Шанс на решение почти всегда превосходит сложность, особенно, когда светит возможность заработать реальные деньги».

    Несмотря на то, что Мартинес сделал это наблюдение в дни, когда на Кубе ещё не было биткойнов, это не могло быть более верным сегодня, когда граждане обращаются к биткойнам вместо песо в поисках «настоящих денег».

    Хорхе сказал мне, что Биткойн – это, конечно, не волшебное решение всех проблем Кубы, и отметил, что люди переживают невероятно трудные времена по разным причинам. Он следит за принятием Эль Сальвадором биткойнов на национальном уровне и сказал, что используемые там сервисы, такие как Strike (которые соединяют Биткойн с местной банковской системой), недоступны на Кубе и, вероятно, не будут доступны из-за эмбарго.

    Но, по словам Хорхе, сегодня люди всё больше узнают о Биткойне, полны энтузиазма и откладывают деньги. После стольких лет того, как правительство тащило граждан за собой в систему CUC и MLC – сегодня биткойн-пользователи тянут за собой правительство, обменивая песо или MLC на биткойны, превосходную форму денег, которая резко выросла в цене за последнее десятилетие. Возможно, сказал Хорхе, народ наконец-то посмеется последним.

    Я спросил Хорхе, что он думает о многих западных критиках Биткойна, которые говорят, что он предназначен только для преступников и не имеет социальной ценности. Он недоверчиво засмеялся. По его словам, жизнь многих людей «резко улучшилась» благодаря биткойнам.

    «Эта технология позволяет обойти блокады и государственные ограничения, она позволяет вам перемещать средства, не доверяя никому, она соединяет вас с миром и позволяет вам расширять свои возможности и делать вещи, которые иначе были бы невозможны», – сказал он. «Это вселило надежду для тех, кто хочет перемен».

    Рождение новой Кубы

    Как и на другие закрытые режимы, такие как Северная Корея и Советский Союз, технологии и внешняя информация оказывают огромное влияние на Кубу. Протестное движение, подобное 11 июля, не получило бы таких масштабов, если бы люди не имели возможность организации в цифровом формате и связи друг с другом.

    Когда я недавно разговаривал с Антонио Гарсиа Мартинесом, он сказал мне, что: «Интернет уничтожит шестьдесят два года кубинского коммунизма». По его словам, на острове «Интернет – это машина для уничтожения консенсусных элит, которые зависят от монополии на информацию».

    «Если Интернет останется, – сказал он, – кубинское правительство, в конечном итоге, падёт».

    Но после почти 20 лет экономических реформ и пятидесяти лет существования подключенного к информационным источникам населения кубинская коммунистическая партия всё ещё удерживает власть. Даже появления Интернета было недостаточно, чтобы ослабить его хватку. Его упрямый консервативный характер, к сожалению, продолжает работать и сохраняться на протяжении многих десятилетий.

    И, хотя, Биткойн может быть хорошим способом накопить самую твёрдую валюту на земле – ответственные динозавры могут продолжать считать, что риск всё же не оправдан.

    Со стороны США администрация Байдена приказала «пересмотреть» отношение к денежным переводам на Кубу, пытаясь определить, как те, кто находится в США, могут лучше всего отправлять деньги своим семьям на острове, не поддерживая режим. Ответ, конечно – Биткойн, но, учитывая неприязнь министра финансов Дж. Йеллен к новой валюте, маловероятно, что они захотят признать это и начать применять в своей внешней политике.

    ЧИТАТЬ БОЛЬШЕ:

    Kубa гoтoвитcя к пpизнaнию и peгулиpoвaнию кpиптoвaлют

    Обращаясь к кубинцам в бурные последние несколько недель, ясно одно: всё большее число их жителей не собираются ждать, пока их правительство развернёт какую-то новую реформу или пока администрация Байдена смягчит санкции. Они решают свою финансовую судьбу с помощью биткойнов.

    Более 100 лет назад великий кубинский поэт Хосе Марти писал, что: «Права нужно отбирать, а не требовать. Схватили, а не выпросили». Это могло быть девизом нового биткойн-движения Кубы.

    Возможно, нынешних политических протестов будет достаточно, чтобы показать миру, что кубинцы устали жить под диктатурой, но, недостаточно, чтобы положить конец режиму. На протяжении десятилетий многие предсказывали падение тирании Кастро, но, оказалось, что они ошибались.

    Тем временем кубинцы продолжат мирные протесты, отказавшись от эксплуататорской системы песо и MLC и выбрав Биткойн. После шести десятилетий экономических невзгод наконец-то есть выход.

    Будь то через таких людей, как Люсия в Матансасе, тихонько складывающая сатоши каждый день, или через Эриха или Хорхе в Гаване, которые продолжают вводить новшества и привлекать массы – Биткойн теперь полностью кубинское движение, решение, которое вряд ли кто-то остановит.

    Это гостевой пост Алекса Гладштейна для Bitcoin Magazine. Выраженные мнения не обязательно отражают точку зрения BTC Inc или Bitcoin Magazine.

    Источник: bitnovosti.com

    Оставьте ответ

    Ваш электронный адрес не будет опубликован.

    This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More