От национальных государств к миру без границ

Мы вступаем в эру революционных открытий. Насколько же глубока эта кроличья нора? Мы являемся свидетелями перехода от эпохи территориальных монополий, применяющих силу для удержания контроля над цивилизациями, к веку цивилизационных сетей без навязанных сверху границ. Или, как сказал Том Бэлл, мы видим переход от национальных государств к нациям без государств.

Мы можем наблюдать перенос динамики социальных сетей в те сферы жизни, где государство традиционно занимало главенствующую роль. Цифровые валюты, вроде биткойна, уже сейчас оспаривают монополию государства в сфере эмиссии валют, а развитие пиринговых технологий и умных контрактов неизбежно приведет к оспариванию государственной монополии в сфере права и разрешения споров.  

Этот переход свидетельствует о том, как сильно интернет уже сейчас расширил наш кругозор и повысил уровень социальной активности. Мы можем с легкостью заводить знакомства на другой стороне земного шара с людьми, действительно разделяющими наши интересы. Мы можем продавать и покупать товары из любой точки планеты. Мы можем предлагать свои услуги на биржах удаленной работы, например Fiverr и Upwork. Все это удивительно, беспрецедентно, и это только начало. Наши социальные привычки и экономические возможности сильно изменились, благодаря чему мы сами становимся лучше. Те, кто верят в то, что общественные институты, спроектированные в 17 веке, способны адаптироваться к современности посредством малых корректировок, вместо серьезных структурных изменений, не совсем адекватно воспринимают реальность.

Эта мысль звучит радикально. Однако истина заключается в том, что традиционные национальные государства не могут существовать вечно. Этот способ организации был характерен лишь для определенной главы в истории развитии человечества и для определенного типа общественного и экономического мироустройства, который более не существуют.

Античные цивилизации, такие как Рим и Египет, тоже жаждали стабильности и предсказуемости, как и нынешние правительства, но были сметены социальными и экономическими переменами. Ровно то же самое можно сказать и про феодальные государства.

Хартия вольностей пошатнула основы абсолютизма, заложила основы конституционной монархии и того, что теперь мы называем «правами человека». Декларация Независимости США легла в основу модели современного западного либерально-демократического государства. Однако в наши дни уже и эта система выглядит, как жуткий анахронизм, который ограничивает наши свободы, порождает социальное неравенство, делит на куски планету и отвлекает от насущных проблем несущественным противостоянием между левыми и правыми политиками. Если перефразировать слова Мартина Лютера Кинга, дуга истории длинна, но тяготеет к свободе. Неужто, именно либерально-демократическое государство станет «концом истории», как предрекал Фрэнсис Фукуяма? Неужели это все, на что мы способны? Или же, в 21 веке мы все-таки способны совершить новый прорыв, сопоставимый по масштабам с Хартией вольностей и Декларацией Независимости?

Многие полагают, что лучшая стратегия развития для глобализованного мира — глобализация национальных государств, или, по крайней мере, их демократизация, однако, это мнение глубоко ошибочно. Проблемы феодальных государств или Британской империи, владевшей многочисленными колониями, заключались не в логистике или несовершенном административном управлении, это были проблемы морального толка. Государство самоидентифицируется, помимо всего прочего, учреждая монополию на насилие и военное присутствие в определенной географической области. Существующее по сей день наслоение пластов авторитарного контроля, от локального до глобального, — это перенос несовершенной модели 17-го века в наши дни, без каких либо существенных изменений.

Эпоха интернета указывает нам новые ориентиры: мир без территориальных делений, организованный по принципу социальной сети, полицентризма, добровольного подчинения выбранной юрисдикции, открытых границ. Не в пример существующим моделям геополитических «налоговых ферм» (как кто-то удачно сформулировал), полицентрическая правовая модель будет основана не на географических ареолах, равно как Facebook, Twitter или Google; но на добровольном согласии участников, которые в любой момент могут подключиться к этой сети или покинуть ее, либо вовсе воздержаться от действий, вне зависимости от своего местоположения. В рамках полицентрической правовой модели, нации, не обусловленные признаками государственности, будут бороться за то, чтобы потомки создали общество, превосходящее современные формации с демократической, эгалитарной и либертарианской точек зрения. Вместо того, чтобы слепо следовать линиям различных фракций и отдельных лобби, руководствующихся собственными интересами, которые соревнуются в борьбе за власть в централизованном государстве, используя влияние партий и видных политических деятелей, люди с различными взглядами смогут легко покидать объединения, противоречащие их принципам, и формировать новые сообщества по собственному усмотрению. Когда люди смогут напрямую участвовать в жизни сообщества и строить мир, исходя из собственных убеждений, вскоре мы на практике сможем убедиться в том, какие идеи жизнеспособны, а какие — нет.

Ubitquity, Bitnation, Pax и Swarm — вот несколько первых претендентов на статус общественных организаций нового поколения.

Значение «права на отказ»

Для того, чтобы внедрить в общественное устройство такую цивилизационную инновацию, как «право на отказ» потребуются согласованные действия всех зарождающихся сообществ и социальных сетей нового толка.

Каждый раз, отписываясь от назойливых рассылок, вы реализуете свое «право на отказ» в пройстейшем его воплощении. В более глобальном смысле, я полагаю, этот принцип может применяться универсально и должен быть внедрен во все сферы человеческих взаимоотношений и политических договоренностей. Конституция США — это хорошая иллюстрация того, как опасно создавать «совершенные системы» на бумаге, без права на отказ в реальной жизни. В Конституции присутствует положение об ограниченном количестве членов правительства, а поправки, содержавшиеся в Билле о правах, и вовсе сводят число представителей исполнительной власти к минимальному кругу управленцев. В реальности же, за последние две сотни лет правительственный аппарат США стал самым многочисленным в мировой истории, его власть подкреплена огромной армией и сложнейшей системой репрессивных мер, а национальный долг за этот период возрос до 19 триллионов долларов. В реальности все вышло, мягко говоря, не так, как на бумаге. И многие европейские национальные государства находятся в сопоставимом положении, или еще более плачевном. Идеалисты создают восхитительные бумажные проекты, но эти идеалы со временем неизбежно извращаются политическими спекулянтами и карьеристами. Право на отказ должно защитить будущие поколения от тирании безальтернативной системы. Свободный выбор каждого отдельно взятого индивидуума: в любой момент вступить или выйти из зоны действия того или иного политического договора, — будет служить стимулом для уважительного отношения к правам граждан со стороны будущих полицентрических групп и инициировать конкуренцию между ними, мотивируя политические силы к большей открытости и честности.

Я уверен в том, что когда эти изменения начнут прокладывать себе путь, они встретят противодействие, подобно тому как таксистские артели противодействуют развитию проектов, вроде Uber. Однако в мире, где у людей есть право на отказ, кто-то может предпочесть и далее отождествлять себя с традиционным национальным государством, руководствуясь эмоциональными, культурными или практическими причинами. И все же, ключевой момент заключается в том, чтобы те представители нации, которые решили добровольно отказаться от гражданства традиционного национального государства в пользу нового сообщества с альтернативной правовой системой, не встретили непреодолимых препятствий в процессе реализации этого решения. Например, случай с Uber затрагивает личные интересы отдельных лиц, зависящих от стабильной работы таксистских монополий, и они будут стараться из всех сил подавить зарождающиеся альтернативные тренды. Им придется осознать, что мы не станем спрашивать у них разрешения, и тогда сопротивление будет сломлено.

Как говорил великий анархист Боба Дилан:

 «Конгрессмен и сенатор, послушай страну
Не болтайся в дверях, тормозя новизну
Тот, кого довели до черты роковой,
Станет признанным и успешным
А борьба, что свирепствует на мостовой,
Сотрясет твои окна и стены
Ведь меняются времена»

Впрочем, невзирая на неизбежные трудности, которые всегда сопутствуют большим переменам, новый тип общественной самоорганизации позволит грядущим поколениям взять ход истории в свои руки, чтобы заимствовать из прошлого не ошибки, а достижения, и на их основе создать лучший мир.

: Medium

Автор: Филип Сондерс

на новые видео нашего канала!

Источник: bitnovosti.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Майнинг

Майнеры в России потребляют электроэнергии больше, чем все сельское хозяйство

Российские майнеры потребляют почти 2% электроэнергии в стране, сообщил заместитель руководителя Минпромторга Василий Шпак. Это означает, что вопрос регулирования этого рынка стоит уже очень остро. «Знаете, сколько приходится на долю майнинга в общей карте электрической генерации в нашей стране? А я вам скажу: больше 2%».   «Это больше, чем расходы электрической энергии на сельское хозяйство. […]

Читать дальше
Майнинг

Ограничения и обязательства в законопроекте о криптовалюте в РФ

В новом документе разрешается использовать криптовалюты как средство платежа во внешнеторговой деятельности.  Зарегистрированные биржи будут обязаны сотрудничать с правоохранителями и передавать информацию по запросу.  Незарегистрированные биржи не смогут рекламироваться в РФ.  Есть ограничения на инвестиции в криптоактивы.  Минфин подготовил доработанную версию законопроекта «О цифровых валютах» с учетом комментариев Минэкономразвития, МВД, Минцифры, ФНС и Росфинмониторинга.  В основном в […]

Читать дальше
Майнинг

В какие криптовалюты вкладывать в 2022 году?

На фоне снижения доверия граждан к консервативным инвестиционным инструментам наблюдается рост интереса инвесторов к цифровым активам, которые имеют большой потенциал роста, но несут в себе высокие риски. Что нужно учитывать при инвестициях в крипторынок и какие криптовалюты сегодня входят в топ наиболее перспективных — рассказываем в статье. Содержание:1 Какие риски нужно учитывать при инвестициях в […]

Читать дальше