Военный обозреватель

Сирия: Байден – в Белый Дом, террористы ат-Танфа – в атаку?

Очередной раунд политических переговоров в рамках Конституционного комитета завершился безрезультатно

В конце минувшей недели трое сирийских военных погибли и ещё десять получили ранения в результате очередного нападения боевиков на автобус на трассе между Пальмирой и Дейр-эз-Зором, в районе поселения Шола.

«Перевозивший военных автобус в 13.40 по местному времени (14.40 мск) подвергся обстрелу со стороны террористической группировки, прибывшей из региона ат-Танф, в результате погибли трое военных, 10 ранены»,

– сообщил военный источник агентства РИА Новости.

Ответом, по данным телеграм-канала WarGonzo, стала совместная операция ВКС России и сирийской арабской армии против боевиков запрещённой в России террористической группировки «ИГ» в пустыне Бадия. На кадрах, распространяемых в социальных сетях, зафиксированы удары российской боевой авиации по позициям террористов на участке между Пальмирой и Дейр-эз-Зором.

Вместе с тем, очевидно (и мы не раз об этом писали), угроза дестабилизации Сирии имеет долгосрочный характер, будучи обусловленной оккупацией значительной части территории страны американцами и турками с опорой на местных коллаборационистов. В частности, развёрнутый американцами с 2016 г. лагерь подготовки боевиков в ат-Танфе оказывает негативное влияние не только на центральные, но и на южные регионы страны, по которым, как пишет Вестник Дамаска, в ночь на 29 декабря прокатилась волна нападений на правительственные объекты. Тактический замысел боевиков и их покровителей – рассредоточить внимание сирийской армии, готовящейся войти в город Тафас в провинции Дера`а близ границы с Иорданией, контролируемый «вооружённый оппозицией» (а заодно, видимо – дискредитировать усилия Москвы по стабилизации ситуации). По информации Федерального агентства новостей, здесь противостоят два местных клана – Аль-Кеуан, боевики которого были амнистированы и были лояльны Дамаску, и Аз-Зауби (бывшие боевики «сирийской свободной армии»).

Отвергнув ультиматум командования 4-й дивизии во главе с Махером Асадом, «непримиримые» из клана Аз-Зауби собираются активно противодействовать стягиванию к Тафасу дополнительных частей сирийской армии и сил безопасности. Ранее, в поселении Аль-Гария на востоке той же провинции они обстреляли из стрелкового оружия КПП разведки ВВС Сирии Аль-Каус, а также атаковали другой  КПП, в Аль-Малиха. Неизвестные бросили бомбу в культурный центр в городе Аль-Санамайн, там же боевики напали на воинскую колонну с применением автоматического оружия, из РПГ обстреляно здание уголовной полиции. Группа разбойников напала на КПП близ поселений Джасим и Барка, а также возле больницы в Джасиме. В городе Нава в 85 км к югу от Дамаска боевики совершили нападение с применением пулемётов и РПГ на отряд службы военной безопасности, а в Хермоне близ Голанских высот местные боевики атаковали КПП службы военной безопасности в районе Маг Аль-Мир. Неспокойно и в другой южной провинции, Эс-Сувейда, с компактно проживающим друзским населением.

Одновременно на северо-западе страны турецкая армия, под предлогом участившихся нападений со стороны малоизвестных доселе группировок, укрепляет и расширяет присутствие по периметру трассы M4 в провинции Идлиб. 18 января турецкие войска развернулись в городе Кастун на равнине Аль-Габ, образующей «линию огня» между Идлибом и Хамой, в основном контролируемой Дамаском. Несколькими днями ранее они установили два контрольно-пропускных пункта близ Саракиба, одновременно выведя все свои наблюдательные пункты вдоль трассы М5 после их окружение правительственными войсками. 

Возможно, вышеупомянутые «новые» банды могут пополняться джихадистами, покинувшими группировки, не желающие открыто противостоять Турции после заключения известных «московских договорённостей» 5 марта 2020 г. Как пишет Фехим Таштекин, подобного рода расколы – явление для сирийской войны обычное, однако окончательные выводы делать рано. Не исключено, что неизвестные доселе названия – не более чем прикрытие для ячеек «ИГ», опасающихся пока размахивать своим чёрным знаменем в регионе, где они нажили слишком много врагов. Наиболее радикальные из них в рамках «внутренних дебатов» выступают за джихад против Турции, считая её руководство недостаточно «исламским».

Наконец, для выходцев с Кавказа («Бригада Хаттаба аш-Шишани») война в Сирии – это не только борьба с «неверными», но и сведение счетов с Россией за проигранную войну в Чечне. Несмотря на сближение Анкары с Москвой, Турция по-прежнему рассматривается ими как безопасное убежище и транзитный путь в Европу; то же самое касается узбекских, киргизских и уйгурских боевиков.

Восстановление контроля со стороны Дамаска над дорогой М4, соединяющей Алеппо и приморскую Латакию, означало бы для джихадистских группировок Идлиба «конец игры»,  Одна из ключевых баз иностранных наёмников, Джиср-эш-Шугур, также находился на линии этой дороги, в то время как (приостановленное ныне) совместное российско-турецкое патрулирование спровоцировало в 2020 г. раскол среди боевиков. Как мы писали ранее, турецкие партнёры сделали ставку на назначенную ими «умеренной» запрещённую в России группировку «Хейят Тахрир аш-Шам», а в начале января установили новый КПП близ Маарат-Мисрина и развернули на трассе М4 специальные транспортные средства, оснащенные системами обнаружения взрывчатых веществ.

Несмотря на своё обязательство искоренить террористические группировки в двух отдельных сделках с Россией, до сих пор Анкара делала все возможное, чтобы избежать столкновений с джихадистами. Сложившееся шаткое равновесие не выглядит долгосрочным, регулярно нарушается и в любом случае не является долгосрочной гарантией спокойствия.

* * *

25 – 29 января в Женеве проходил пятый раунд заседаний сирийского Конституционного комитета. Переговоры «малой группы» из 45 человек проходят в закрытом режиме под председательством специального посланника ООН Гейра Педерсена. Делегацию Дамаска возглавлял Ахмед Аль-Кузбари, оппозиционные группировки  представлял Хади аль-Бахри. Официальная цель переговоров – обсуждение «основных принципов» нового Основного закона, разработать и принять который, однако, до ближайших президентских выборов (возможными датами их проведения пока называются апрель или июнь 2021 г.) решительно невозможно. «Политический процесс пока не приносит реальных изменений в жизни сирийцев, не дает реального видения будущего», – разочарованно сетует господин Педерсен.

Спецпосланник по Сирии Гейр Педерсен. Фото: ООН

С ним согласен и аль-Бахри, заявивший об отсутствии договоренности о принципах будущей конституции, в связи с чем от СБ ООН требуется предпринять все усилия для выполнения известной резолюции № 2254:

«Мы должны напомнить государствам-членам Совета Безопасности, что с момента создания Конституционного комитета прошло больше года. В течение этого времени было проведено только пять заседаний, но мы так и не смогли приступить к выполнению своих основных задач, в которые входит разработка новой конституции Сирии и проведение конституционной реформы».

Учитывая нынешнее состояние переговоров, спецпосланник ООН пока не может объявить дату проведения следующей, шестой сессии. В его ближайших планах – поездка в Дамаск, а также переговоры с базирующимся в Турции сирийским «Национальным советом», а также встречи с представителями России, Ирана, Турции и США.

В свою очередь, Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш в очередном заявлении призвал сирийцев к объединению по примеру Ливии:

«Нам нужно выйти из тупика, и единственный из него выход – это объединение сирийцев. Сирийцам стоит взглянуть на пример Ливии. Ливийцы начали серьезно работать вместе».

Обстановка в Сирии зашла в тупик из-за различных сил, в том числе иностранных, удерживающих под своим контролем некоторые части страны, констатировал господин Гутерреш очевидное, призвав сирийское правительство, оппозицию и другие активные силы в стране осознать необходимость объединения. Дескать, это – единственный способ уменьшить иностранное влияние.

Можно только догадываться о том, какое именно иностранное влияние в ООН считают контрпродуктивным. Во всяком случае, без комплексных усилий российского Центра примирения враждующих сторон ситуация в стране деградировала бы ещё больше. В январе 2021 гола основные усилия Центра были направлены на восстановление инфраструктуры, возвращение беженцев домой, проведение гуманитарных акций, оказание медицинской помощи и разминирование территорий.

Представляется, что в условиях развязанной против сирийского народа «гибридной» войны, включающей военно-террористический, санкционно-экономический и информационный террор, благие призывы международных чиновников, мягко говоря, повисают в воздухе. Да и тактическое «примирение» противостоящих сил в Ливии явно не носит долгосрочного характера (если соблюдается вообще), ибо Турция, Египет и иные заинтересованные игроки ещё не сказали своего «последнего слова».

Андрей Арешев
Заглавное фото: News Front

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *