Военный обозреватель

ОПЕК+: новогодний аттракцион неслыханной щедрости

Что решили министры

Первую в начавшемся 2021 году министерскую встречу участников сделки ОПЕК+ многие ждали с немалой тревогой. И не только потому, что она оказалась уже 13-й по счёту.

Увы, не оправдались позитивные ожидания, связанные с началом вакцинации от Covid-19. Вмешались новые штаммы вируса, и как следствие – волна карантинов и локдаунов, которые к тому же сочетаются с началом реализации пресловутого Brexit.

В связи с этим вопрос о том, чтобы всерьёз ослабить ограничения на добычу углеводородного сырья, даже не поднимался. Он отпал как бы сам собой.

Напомним, что договорённость о снижении квот была достигнута на предыдущей министерской встрече ОПЕК+, которая состоялась осенью 2020 года. Фактически в разгар второй волны пандемии (Нефть в 2021 году: Россия оставит ОПЕК в плюсе).

За сентябрьским снижением квот на сокращение добычи на 2 млн баррелей в сутки должно было последовать ещё одно – уже до 5,8 млн.

Но первый день нефтяного саммита лишь подтвердил опасения – никаких рекомендаций о том, что же будет с квотами на добычу в феврале и марте 2021 года, никто не дождался. И это после шести часов напряжённых переговоров.

5 января общее заседание, вообще, пришлось задержать, так как дополнительное время для урегулирования накопившихся противоречий потребовалось Саудовской Аравии и России.

Флагманам сделки ОПЕК+, двум странам, которые вносят максимальный вклад в её реализацию, пришлось весьма демонстративно обходиться без посредников.

Бонус от шейхов

Для саудовских шейхов ещё одна волна масштабного снижения цен на нефть, избежать которой без пролонгации соглашения ОПЕК+ просто невозможно – смерти подобна.

Россия же с каждым годом всё менее чувствительна к перепадам нефтяных котировок. Но главное даже не это – наша нефтянка имеет своеобразную подушку безопасности.

Это увесистый набор фиксированных контрактов на поставки черного золота, как внутри страны, так и в ближнем, а с недавних пор – и в дальнем зарубежье.

К тому же Россия всегда может рассчитывать на поддержку целого ряда участников сделки. Прежде всего – Венесуэлы и Казахстана. И в несколько меньшей степени – Ирана и Ирака.

Не стоит также сбрасывать со счетов и сирийскую нефть. При этом технологические возможности для маневра объёмами добычи у России гораздо меньше, чем у большинства стран – членов ОПЕК.

Тем не менее, именно от России участники соглашения ОПЕК+ не однажды требовали невозможного – практически закрытия скважин, которые остаются нерентабельными при ценах на нефть ниже 20–25 долл. за баррель.

Почему же в январе 2021 года Саудовская Аравия (где не скрывали готовности в любой момент развязать новую нефтяную войну) решила отказаться от кнута и в срочном порядке воспользовалась пряником?

Ведь именно так надо расценивать повышение квот добычи для России, а вместе с ней и для Казахстана. Известно, что Россия может прибавить к нынешнему уровню добычи нефти 65 тыс. баррелей, а Казахстан – 10 тысяч.

Россия уже в январе 2021 года сможет добывать 9,119 млн баррелей в сутки. Что на 1,881 млн баррелей ниже базового уровня в 11 млн баррелей. Потом отметка вырастет до 9,184 млн баррелей в феврале и до 9,249 млн баррелей в марте.

Квоты и антиквоты

Но не стоит спешить называть Россию и Казахстан этакими бенефициарами – победителями в схватке с жадными шейхами.

Дело в том, что в январе 2021 года общий объем ограничения добычи в рамках соглашения ОПЕК+ всё-таки будет смягчён.

Смягчён с 7,7 млн баррелей в сутки до 7,2 млн баррелей. Это, напомним, вместо ожидавшихся – 5,8 миллиона. Как видим, добыча нефти в целом вырастет на 500 тысяч баррелей в сутки.

При этом послабления коснулись (за исключением Саудовской Аравии) почти всех участников сделки ОПЕК+. На долю стран, входящих в картель, придётся 75 тысяч баррелей уже в январе, и ещё столько же – в феврале.

Это как раз российская и казахстанская антиквоты. Не члены ОПЕК смогут добывать пока столько же, сколько и в декабре 2020 года. В то же время неплохие возможности для наращивания добычи появились и у членов картеля.

ОПЕК уже наметил снижение квот до 7,125 млн баррелей в феврале и 7,05 млн – в марте. Однако рисковать выплеском на рынок сразу 2 млн дополнительных баррелей никто не захотел.

Добрать недостающие полтора миллиона можно всего за три месяца. Именно это позволяют новые договорённости участников соглашения ОПЕК+, достигнутые 5 января. В соответствии с ними, квоты снижения могут меняться ежемесячно в любую сторону.

Но есть и ограничение. Диапазон перемен – это не более чем на 500 тысяч баррелей. Министерский комитет при этом призвал

«к сохранению повышенной осторожности при увеличении добычи нефти, чтобы не допустить новой разбалансировки рынка».

Участники январского саммита практически единодушно считают необходимым вернуть на рынок как минимум 2 млн баррелей, делая это постепенно с учётом рыночных условий.

Особого внимания потребует оценка предложения от стран, не участвующих в соглашении ОПЕК+, и то, как оно может повлиять на общую стабильность рынка и на мировой нефтяной баланс в целом.

Фактор Катара и фактор Ирана

Чтобы компенсировать столь существенные потери в квотах, шейхи из Эр-Рияда с неожиданной для многих лёгкостью пошли на дальнейшее снижение собственной добычи – сразу на 1 миллион баррелей. Тем самым неформальный лидер нефтяного картеля решил подтвердить приверженность к гибкому подходу в регулировании объемов добычи.

Такой шаг, по словам представителя Саудовской Аравии – главы Минэнерго Абдель Азиз бен Сальмана, на переговорах сделан
 

«с учётом не столько ожиданий первых результатов массовой вакцинации и восстановления экономики, сколько сиюминутной ситуации с пандемией».

Тот же базовый уровень добычи, как и в России – 11 млн баррелей в сутки с тем же уровнем снижения в 1,881 млн, в Эр-Рияде решили добровольно урезать ещё на миллион баррелей.

Скорее всего, это сделано, чтобы смягчить негативный для рынка эффект от снятия дипломатической и экономической блокады с Катара.

Эта страна, которую долгое время на плаву удерживал (причём фактически в одиночку) подсанкционный Иран, ловко играла на своём положении своеобразного «арабского изгоя». Там недвусмысленно закрывали глаза на полулегальную торговлю нефтью и нефтепродуктами.

Это сильно мешало реализации сделки ОПЕК+, как бы её не расхваливали сами участники. На данный момент для соглашения ОПЕК+ опасна не столько «легализация» маленького Катара с его мизерной квотой. Куда опаснее то, что за ним как-то легализовать придётся и Иран.

Ирану уже (по всем признакам) не избежать новой порции санкций из-за объявления об очередном нарушении «ядерной сделки». А вот это – упреждающий удар по ОПЕК+, в которой Тегеран, напомним, ухитрился мирно ужиться и с Эр-Риядом, и даже с Вашингтоном.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *