Военный обозреватель

Нагорный Карабах: к вопросу о возобновлении работы Степанакертского аэропорта

Разминирование окрестностей аэропорта, фото: Арменпресс

15 января президент Азербайджана Ильхам Алиев дал старт строительству международного аэропорта в Физулинском районе близ границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, южная часть который перешла под контроль Баку в ходе «Третьей карабахской войны» (сентябрь – ноябрь 2020 г.). Это произошло в ходе поездки азербайджанского лидера в Шушу, объявленную им «культурной столицей» страны. Ранее он заявил, что аэропорт, «в любом случае, его взлетно-посадочная полоса», должен быть готов уже в этом году. Кроме того, Алиев дал указание подобрать площадку для строительства ещё одной «воздушной гавани», в Лачинском или Кельбаджарском районе с их высокогорным рельефом.

Несложно понять, что подобная настойчивость связана с отказом Баку дать добро на открытие аэропорта к востоку от Степанакерта, близ села Иванян (его азербайджанское название – Ходжалы, как и аэропорта), оставшегося в «армянской» части Карабаха, охраняемой российскими миротворцами. Шаткое перемирие в регионе, поддерживаемое усилиями Москвы с 10 ноября – это лишь компромиссный вариант, открытия воздушного сообщения между Арменией и НКР Баку постарается не допустить, и пока не видно, имеются ли на него какие-то серьезные рычаги давления в этом вопросе. Ширящееся недовольство азербайджанской общественности охотно подпитывают доброхоты из американской глуши, такие, как Пол Гобл: «В регионе помимо 1960 военных уже есть сотни строителей, участвующих в строительстве Ходжалинского аэропорта, который будет использоваться для бесконтрольной перевозки тяжелой военной техники. А ведь в соглашении ни слова не сказано о Ходжалинском аэропорте…»

11 января в Москве прошла трёхсторонняя встреча президентов России, Азербайджана и Армении, в центре которой были актуальные вопросы стабилизации ситуации в регионе, включая разблокирование коммуникационных путей. В первую очередь, речь идёт об интересующем Азербайджан «мегринском» участке армянской территории, отделяющей «материковую» часть прикаспийской страны от Нахичевани и от Турции. В условиях очевидной недееспособности действующего руководства Армении поддержание коммуникационной связи армянского анклава в Карабахе с внешним миром становится едва ли исключительно заботой российской стороны.

Тем временем, число публикаций о скором открытии Степанакертского аэропорта заметно возросло, неоднократно назывались возможные даты его открытия (25 декабря, первая половина января…). Не сегодняшний день с уверенностью можно говорить о том, что:

– российские сапёры, входящие в состав российских миротворческих сил в Нагорном Карабахе, скорее всего, завершили разминирование территории вокруг аэропорта. При разминировании был активно задействован многофункциональный робототехнический комплекс “Уран-6”, применение которого обеспечивало полную безопасность персонала и повысило эффективность работ по очистке местности от взрывоопасных предметов;

– между Москвой и Баку ведутся переговоры по вопросу открытия аэропорта в Степанакерте. Какой-либо информации здесь пока нет.

Напомним, строительство аэропорта ещё в советское время завершилось в 1974 году. До конца 1980-х годов аэропорт обслуживал регулярные пассажирские рейсы в Ереван и Баку. В советское время из степанакертского аэропорта ежедневно выполнялось до 8 рейсов в Ереван на самолетах АН-2, а чуть позже на ЯК-40. Аэропорт эксплуатировался только в светлое время суток.

С началом Карабахского конфликта и с началом блокады Азербайджаном Армянской ССР и Нагорно-Карабахской автономной области, аэропорт стал единственным средством связи блокированного региона с внешним миром, выступая в этом качестве до распада СССР. Интересно, что по сведениям некоторых российских авторов, первый президент Азербайджана Аяз Муталибов отдавал распоряжение разрушить взлетно-посадочную полосу и аэродромное оборудование аэропорта, но оно не было выполнено. Во время боевых действий 1992-1994 гг., с февраля 1992 года, аэропорт стал использоваться для нужд военно-транспортной авиации, и прежде всего чартерного вертолётного сообщения с Ереваном.

В конце 2000-х гг. начальником Управления гражданской авиации при правительстве Нагорно-Карабахской Республики был назначен известный специалист Дмитрий Атбашьян. В НКР был принят законопроект «Об авиации». С 2008 года началась работа по реконструкции аэропорта – в частности, построен новый главный корпус. Также были расширены и благоустроены взлетные полосы, с целью обеспечения безопасности посадки самолетов «срезаны» верхушки нескольких холмов вблизи взлетной полосы. Их выравнивание на 20-25 метров теоретически позволяло принимать современные большие самолеты

Аргентинский предприниматель армянского происхождения Эдуардо Эрнекян даже приобрел для Степанакертского аэропорта самолет. Созданная авиакомпания «Эйр Арцах» планировала выполнять рейсы по маршруту Степанакерт – Ереван – Степанакерт. В ответ на это последовали непрекращающиеся угрозы Баку сбивать гражданские самолеты над небом Нагорного Карабаха, которые вызвали осуждение со стороны международного сообщества, в частности, сопредседателей Минской группы ОБСЕ. По поводу возможной эксплуатации Степанакертского аэропорта Баку официально обратился в Международную организацию гражданской авиации (ICAO), которая поддержала позицию Азербайджана о невозможности эксплуатации неподконтрольного аэропорта, находящегося де-юре на его территории, до обретения над ним полноценной юрисдикции, включая таможенно-пограничный контроль. Понятно, что после окончания военных действий данная позиция лишь укрепилась.

Несколько слов о технических характеристиках аэропорта, расположенного на высоте 610 метров над уровнем моря.

По некоторым данным, протяженность асфальтовой взлетно-посадочной полосы составляет 2 километра 178 метров, а ширина – 37 метров (по другим данным, после реконструкции, возможности взлетно-посадочной полосы расширены, ее длина сейчас составляет 2270 метров, а ширина 45 метров), и до военных действий осенью 2020 года, она находилась в рабочем состоянии. Как полагают армянские эксперты, Степанакертский аэропорт сможет принимать разные самолеты, в том числе военно-транспортные ИЛ-76, Airbus 320 или Airbus 321. Boing 737, а также российские SuperJet. Левее взлетно-посадочной полосы дублируется грунтовая посадочная полоса безопасности шириной в 60 метров для экстренных ситуаций. Кроме того, есть еще боковые и кольцевые полосы безопасности. Общая стоимость проекта реконструкции 2010-2012 гг. оценивалась примерно в 10 млн. долларов.

Важно отметить, что рельеф местности позволяет продлить взлетно-посадочную полосу еще на километр. Наличие дублирующей грунтовой полосы даёт потенциальную возможность для того, чтобы рядом построить еще одну полосу.

Изменена также схема захода на посадку. Дело в том, что в советское время она проходила через приводную радиостанцию, расположенную в Агдаме, что значительно удлиняло время полета. Указанная станция имела свойство периодически «выключаться» без объяснения причин. Бывали случаи, когда самолеты вынужденно возвращались в Ереван.

Группа армянских специалистов разработали собственную схему, оптимально отвечающую требованиям перелета из Еревана в Степанакерт. В результате самолёт, уже не долетая до Сисиана, будет брать посадочный курс. При этом полётное время составит всего около 25-30 минут.

Аэропорт, оборудованный по итогам реконструкции 2010-2012 года (официально он был сдан в эксплуатацию 1 октября 2012 года) по всем международным стандартам, был способен обслуживать до 100 пассажиров в час. Предполагалось, что перевозки пассажиров должны были осуществляться авиакомпанией «Эйр Арцах» на трех 50-местных самолетах марки CRJ-200.

Судя по отзывам, в 2012 году терминал был полностью готов и соответствовал всем нормам современного аэропорта. Имеющаяся в терминале современная техника позволит досконально проводить предполетный досмотр с помощью сканирования, а при необходимости и индивидуальный досмотр пассажиров.

Также предполагалось, что штат работников аэропорта должен был состоять из 80 человек (по другим сведениям 120 человек), прошедших соответствующую подготовку.

Таким образом, степень готовности аэропорта к работе до начала боевых действий оценивалась достаточно высоко. Естественно, что война внесла свои коррективы. Однако очевидно, что возобновление работы Степанакертского аэропорта потребует определённых вложений и усилий, но все может возвратиться сторицей. Цена возрождения аэропорта рядом со Степанакертом может оказаться сопоставима с ценой сложных логистических операций по доставке войск и грузов.

В частности, как заметил российский военный эксперт Александр Хроленко, реконструкция и модернизация аэродрома в Степанакерте позволит принимать военно-транспортные самолеты ВКС РФ, создаст новые операционные возможности, решит проблемы снабжения войсковой группировки, поскольку миротворческая операция в Карабахе отличается довольно сложной логистикой. «Путь по автомобильным дорогам от Степанакерта до Еревана (авиабаза Эребуни, аэропорт Звартноц) – 320 км. В первые дни операции миротворцы выдвигались в Степанакерт этим маршрутом. Затем (28 ноября) освоили комбинированный маршрут: вагоны с грузами и техникой из России прибывают на азербайджанскую железнодорожную станцию Барда и после перегрузки на автомашины – около 100 км пути по маршруту Барда – Агдам – Степанакерт. Куда ни кинь маршрут, дорога дальняя», – пишет эксперт.

В сложную войсковую операцию в условиях Нагорного Карабаха превращается просто переброска подразделений, техники и грузов на сотни километров. При этом два раза в год должна происходить ротация личного состава группировки миротворцев. Кроме того, при осложнении обстановки в регионе могут потребоваться дополнительные силы и средства.

Естественно, что прямой маршрут из России снял бы многие проблемы логистики и снабжения, создал бы новые операционные возможности группировки российских миротворцев в Нагорном Карабахе. Исходя из последних заявлений различных должностных лиц, Москва не намерена отказываться от переговорного процесса, включая взаимодействие с Минской группой ОБСЕ, наряду с поддержанием контактов с Баку и Ереваном в рамках формирующейся Рабочей группы. Как именно будут развиваться события в этом процессе предсказать нелегко. Но мы предполагаем, что вопрос открытия Степанакертского аэропорта будет активно обсуждаться.

Саркис Мартиросян

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *