Военный обозреватель

СССР – Афганистан: от штурма дворца Амина до доктора Наджибуллы

Дворец Амина с высоты птичьего полёта

27 декабря 1979 года поступившая из Москвы в Кабул команда «Шторм-333» положила начало войне, длившейся до вывода войск СССР из Афганистана в 1989 году. До сих пор существуют вопросы относительно обстоятельств штурма дворца Амина «Тадж-Бек»? Какая политическая обстановка складывалась на земле южного и в целом дружественного соседа нашей страны, первым признавшего Советскую Россию в 1920 году? Кем были лидеры ДРА, и кто в Москве отвечал за решение вопроса страны «А», как в секретных документах конца семидесятых именовалась Демократическая Республика Афганистан? И что же заставило руководство СССР брежневской эпохи, боящееся, как огня, международных скандалов, принять-таки решение о вводе войск нашей страны в Афганистан? На эти вопросы согласился ответить нашему изданию ветеран внешней разведки, полковник Сергей Владимирович Проскурин.

– Сергей Владимирович, как Вы оказались в Афганистане?

Теперь уже в далеком 1979 году в чине майора ПГУ КГБ СССР я изучал политическую ситуацию в Афганистане и наблюдал за тем, что происходило в этой стране. Мне довелось лично узнать многих людей из руководства ДРА, которые оказали влияние на ход истории и событий с 1979 по 1989 годы.

Из интервью генерал-лейтенанта, руководителя ПГУ КГБ СССР Л. Шебаршина, в котором Вы служили, я знаю, что Управление политической разведки – ПГУ имело контакты с разными высокопоставленными людьми в разных странах, подобное имело место в Афганистане?

Конечно, Леониду Владимировичу Шебаршину лучше было известно о контактах Разведывательного Управления КГБ СССР. Безусловно, люди, которые отвечали за оказание помощи Демократической Республике Афганистан, в том числе – посол СССР в Афганистане А.М. Пузанов, представитель КГБ СССР генерал Б.С. Иванов, военный советник Л.Н. Горелов – предоставляли высшему руководству СССР достаточную информацию о положении в этой стране, о людях, занимавших руководящие посты, о проблемах, стоящих перед ними и перед Афганистаном в целом. Кстати, в то время в эту страну приезжал наш партийный деятель – Пономарёв Борис Николаевич, бывал и первый заместитель Председателя Совета Министров СССР  И.В. Архипов.

А для получения информации о Хафизулле Амине ПГУ КГБ СССР использовало ли нелегальную резидентуру, или информация о нем шла по линии нашего посольства?

ПГУ КГБ СССР использовало все источники для сбора информации, которая шла не только об Амине, но и о руководящем ядре партии. В то время в руководство НДПА входили члены фракции «Хальк», которые всяческими способами убирали из руководства сторонников фракции «Парчам», обстановка была крайне обостренная.

А на какой уровень в Москву поступала эта информация?

Это зависело от источника, который ее добывал. Если сбор информации шёл по дипломатической линии, то она шла к руководству МИДа. Но, в основном, вся она сосредотачивалась в Международном Отделе ЦК КПСС у Бориса Николаевича Пономарёва и, естественно, у секретаря идеологического отдела Михаила Андреевича Суслова.

А можно ли сказать, что при Амине началось вооруженное противостояние правительству ДРА со стороны народа?

Нельзя сказать, что именно при Амине это началось. И при правлении Тараки, а до него и при Дауде, создавались вооруженные отряды по охране родов больших кишлаков, которые вступали в вооруженные конфликты с соседними кишлаками. Вооружённые отряды нападали на караваны, идущие из соседних стран, грабили их. Обстановка в Афганистане и до прихода к власти Амина была нестабильной и неспокойной.

Х. Амин

Что же, по вашей оценке, представлял из себя Амин, и был ли при нём режим благожелательным для афганского народа?

Если говорить о населении всей страны, то начинания, которые были введены предшествующим руководителем НДПА, такие, как раздача земель крестьянам, которые отказывались ее получать, не способствовали стабилизации в Афганистане. Когда же к власти пришел Амин, после убийства Нур-Мохаммада Тараки, он начал насаждать режим жёсткой диктатуры. Одним из первых его шагов было преследование и физическое уничтожение сторонников Тараки. И после прихода к власти Амина была введена смертная казнь. Ей подверглись даже религиозные авторитеты, что, кстати, считалось и сейчас считается в мусульманском мире большим грехом в Коране. При Хафизулле Амине было уничтожено около ста сорока религиозных деятеля Афганистана, аминовский режим стал носить ярко выраженный жестокий характер.

Во многих наших документальных фильмах Ваши коллеги и высшие чины КГБ дают Амину характеристику жестокого, мстительного диктатора и политического авантюриста, готового на все ради своей цели, ради власти. А Вы так же считаете?

По моим встречам с ним, а мне приходилось видеть его довольно часто в течение двух месяцев до штурма его дворца, я сделал вывод, что он человек жесткий, решительный и деспотичный.

Вы сказали о его деспотичном характере, а мы знаем из истории, что когда в стране возникает диктатура, диктатор, чтобы обезопасить себя, на ключевые посты в министерствах своей страны назначает своих людей, чаще всего родственников, особенно на Востоке, где к своему роду испытывают большое уважение. Было ли, что-то подобное при приходе к власти в Афганистане Амина?

Безусловно. Еще в то время, когда при Тараки Амин был министром обороны, он продвинул своих родственников на руководящие посты, а к приходу его во власть, уже на всех ключевых постах находились его люди. Начальником генерального штаба был его близкий родственник Якуб, службу КАМ (безопасность Афганистана) возглавлял тоже его ближайший родственник, в отдельных крупных военных формированиях влиятельные офицеры тоже были его родственниками, эти формирования разместились в жизненно важных городах Афганистана, таких, как Герат, Джелалабад, Кандагар. Начальником его личной гвардии был подполковник Джовак, который принимал участие в убийстве Тараки. Близким другом и доверенным человеком Амина был начальник канцелярии Тараки – С.Тарун, который был убит перед переворотом при попытке инсценировать покушение на Амина в Пипл-Хаус, где в то время находилась резиденция Тараки.

А можно ли сказать, что у Амина были контакты с западными спецслужбами?

Давайте не будем забывать, что Амин обучался на Западе, а точнее в США, он был главой афганской общины в Америке, а такие должности в США всегда финансировались американскими властями. Став главой Афганистана, он имел встречи с западными дипломатическими представителями, а дипломатия всегда была хорошей «крышей» разведки. У Амина было несколько встреч с послом США – Адольфом Дабсом, который в мае 1979 года во время проезда в машине по Кабулу был захвачен людьми, переодетыми в форму Царандоя (афганского МВД), но был убит при попытке его освобождения. А освобождать его пыталась личная гвардия Амина. Люди, которые были сотрудниками нашего ведомства (имена которых я без их согласия назвать не могу), считали, что это убийство каким-то образом связано с Амином.

А что же он мог получить от этого убийства?

Сцепить СССР и США, а затем посмотреть, чья возьмет, кто же окажется в его регионе сильнее, тому он и будет служить, как говорится – стравить двух тигров, и получать, пока это возможно, образно выражаясь, еду с двух столов.

И не забывайте, что после его устранения в результате штурма его резиденции, дворца «Тадж-Бек», сотрудники спецслужб СССР нашли записную книгу с номером, связанным с ЦРУ.

А, что же, по Вашему мнению, заставило руководство СССР обратить внимание на Бабрака Кармаля?

– То, что высшее руководство нашей страны считало, что у него есть все шансы занять главенствующее положение в ЦК НДПА. И я думаю, что компетентные люди в ЦК КПСС, чьи фамилии я уже называл, изучив противоречия, возникшие между фракциями «Хальк», представителем которой был Тараки, а затем Амин, и «Парчам», куда входили очень влиятельные и образованные люди, руководимые Бабраком Кармалем, сочли возможность сделать ставку на Бабрака.

Бабрак Кармаль

Как Вы, думаете, кто в Политбюро и ЦК КПСС мог поддержать кандидатуру Бабрака Кармаля?

Я думаю, что о конкретном человеке говорить неправильно, даже нельзя. Нашему высшему руководству шла информация из Афганистана от разных источников, и она была разноплановая. Сообща, после анализа о возможном руководстве в ЦК ДРА, была выделена кандидатура Бабрака Кармаля.

В документальном фильме «Афганский капкан» выступал ныне живущий в США, экс‑начальник Управления «К» ПГУ КГБ СССР О. Калугин, он утверждал, что в Москве вся информация из Афганистана по линии МИД, КГБ и ГРУ анализировалась, объединялась в единое целое и направлялась в Политбюро. Так вот, по словам Калугина, руководитель ПГУ КГБ В. А. Крючков при встрече с теми, от кого зависело, какую информацию пришлют, убеждал их присылать позитив. И зная настрой Суслова и Брежнева, просил присылать из ДРА только ту информацию, что была за ввод войск СССР в Афганистан?

Кто такой Калугин? Человек, выступивший на суде над Д. Трофимовым, агентом внешней разведки СССР в военной разведке США и заявивший, что он (Калугин) лично передавал Трофимову деньги за его работу на разведку СССР. Это уже говорит о его предательстве и работе на главного противника его родины, как только он переехал на постоянное место жительство в Америку. У него всегда была ненависть к Владимиру Александровичу Крючкову, который, видя его подлое и гнилое нутро, справедливо удалил его из Первого Главного Управления (разведки) КГБ в Ленинградское Управление КГБ, на должность заместителя начальника, где Олег Данилович не проявил себя и как контрразведчик.  А чтобы хоть как-то заинтересовать своих новых хозяев, Калугин, выступая в разных передачах, несет сплошную чушь, только бы потрафить своим заокеанским хозяевам.

Насколько я могу судить, информация из ДРА в высшие круги власти в СССР поступала правдивая. А Владимир Александрович Крючков, будучи главой ПГУ КГБ, честно исполнял свой долг и докладывал ее высшим политическим кругам нашей страны, только объективно и очень правдиво.

Давайте теперь поговорим о Бабраке Кармале. Разве он не был невозвращенцем из Чехословацкой Социалистической Республики, где работал послом Демократической Республики Афганистан?

Я думаю, что в данном случае определение «невозвращенец» не очень подходит, потому что он работал послом Афганистана в Чехословакии. И с приходом к власти сначала Тараки, а потом Амина в Кабуле выходил журнал «Кабул-Ньюс», где были помещены фотографии Абдул Кадыра и Бабрака Кармаля, сопровождаемые текстом о том, что они враги афганского народа.

А кто же перевез Кармаля из Чехословакии в СССР?

Ну, я думаю, что он переехал не в составе «Москонцерта».

То есть – Ваше ведомство.

Фамилий этих людей я не знаю, но если бы и знал, то вряд ли назвал без их согласия. Это люди, располагающие возможностью безопасно перевезти Бабрака Кармаля из Чехословакии в нашу страну.

А какое подразделение КГБ доставило Бабрака Кармаля в Афганистан?

Учитывая, что эта операция была довольно щепетильной и носила секретный характер, а в случае неудачи могла получить негативную международную огласку, то к её выполнению были подключены опытные профессионалы. Доставкой и охраной Бабрака Кармаля занимались сотрудники спецгруппы «Альфа», численность их не превышала семи-восьми человек.

После того, как в Москве сделали ставку на Бабрака Кармаля, планировался ли сразу штурм дворца Хафизуллы Амина?

Насколько мне известно, в чисто военном плане об операции «Шторм» говорить нельзя. Но по планированию действий различных групп, которые уже находились в Афганистане, в том числе и группа «Альфа», можно было предположить, какой группе какой объект придется штурмовать. Хотя эти группы были весьма малочисленны.

Но, если группы были малочисленны для взятия под контроль столицы Афганистана Кабула, была ли попытка отравить Амина?

Такая попытка была. Об этом можно судить по косвенным признакам, во время штурма дворца Амина погиб врач Красильников, который не должен был там находиться в это время.

А были ли попытки советского руководства договориться с Амином о том, что за сохранение просоветской политики в Афганистане, он останется генеральным секретарём ЦК НДПА?

Мне точно известно, что попытки договориться и с Тараки, и с Амином, и по отдельности, и вместе проводились достаточно часто, причем еще до прихода последнего к власти. Но сам способ убийства Тараки и прихода Амина к власти, оттолкнуло руководство нашей страны от тесных контактов с Амином.

Можете ли Вы, Сергей Владимирович, сказать, а кто из представителей СССР вел переговоры, как с Тараки, так и с Амином?

Я знаю, что право ведения подобных переговоров, особенно с Амином, было закреплено за дипломатическим представителем СССР, конкретно за послом СССР в Афганистане А.М. Пузановым.

А когда точно Бабрак Кармаль был доставлен в Афганистан?

Он был доставлен за несколько дней до 27 декабря 1979 года.

Если Вы выше сказали, что у Амина были свои люди и в его личной гвардии, и в контрразведке, и в Службе безопасности ДРА, то, как же нашим спецслужбам удалось скрыть прибытие Бабрака Кармаля, главного врага Амина, в ДРА?

Надо отдать должное тем подразделениям КГБ, которые планировали и осуществили операцию по доставке Бабрака Кармаля на территорию Афганистана. Самолеты нашей страны прибывали в аэропорт Кабула – Баграм, где находилось спецподразделение КГБ, оно было расположено в землянке, куда не ступала нога афганца.

Это подразделение располагалось на территории Баграма по договору с Амином и его правительством?

Безусловно.

А была ли всё-таки просьба со стороны Амина о вводе войск СССР в Афганистан?

Насколько свидетельствуют документы, можно конкретно сказать какие подразделения Советской Армии и когда, для стабилизации обстановки в Афганистане, просил ввести Хафизулла Амин. Но эти просьбы о вводе войск СССР в ДРА начались ещё при Тараки. Говоря же об Амине, надо отметить, что он рассматривал нашу военную помощь как рычаг усиления своей власти.

Какие же, конкретно, подразделения нашей армии просил ввести на территорию Афганистана Амин?

Это должны быть подразделения десантников и спецназа. Разместиться они должны были не только в опорных точках столицы Афганистана, но и по всей ДРА. Эти просьбы долгое время категорически отвергались нашим руководством.

А кто отдал приказ группе «Альфе» о штурме дворца Амина?

Отвечая на этот вопрос, надо уточнить, что не одна «Альфа» штурмовала дворец Амина, в этом участвовала группа «Зенит», прибывшая в Афганистан до того, как туда прибыла «Альфа». А приказ мог отдать только человек, имевший на это право, могу сказать, что ни представитель КГБ СССР, не прибывший незадолго до 27 января посол СССР, сменивший Пузанова в Афганистане Фикрят Ахмеджанович Табеев, к этому отношения не имели.

Насколько приказ о штурме дворца Амина был неожиданным?

Для людей, постоянно носящих оружие, никакой приказ неожиданным не бывает, тем более, когда приказы такого рода дважды отменяются.

А по какой же причине этот приказ могли дважды отменять?

На этот вопрос могли бы ответить только те, кто из высшего руководства СССР принимал решение о проведении операции по штурму резиденции Амина – дворца «Тадж-Бек».

Резидентура нашей разведки размещалась в посольстве, значит ли, что приказ о штурме был отдан с территории посольства?

Мне сейчас трудно сказать, кто его отдал, ведь одна группа участников штурма была в посольстве, а другая группа находилась на другом объекте, и говорить о том, что приказ о штурме дворца Амина был отдан с территории посольства, было бы неверно.

А. Косыгин, Н.-М. Тараки, Л. Брежнев

Многие люди вашей службы говорили мне, что правительство Брежнева как огня боялось громких международных скандалов. Что же тогда заставило его пойти на физическое устранение Амина и ввод войск СССР на территорию суверенного государства Афганистан?

Прежде всего, руководство СССР и самого Брежнева шокировал путь прихода Амина к власти, и его последующие действия, о которых мы с вами говорили выше. И настолько глубоко шокировало, что в дальнейшем верить Амину наше правительство совершенно не могло.

А кто из руководства нашей страны мог решить вопрос о физическом устранении Амина и вводе войск СССР в Афганистан?

– Это не секрет, что принимали решение, кроме Брежнева, четыре человека: Суслов, Андропов, Громыко и Устинов, я думаю, что решающее слово было за Сусловым.

Приказ о штурме дворца Амина был отдан в устной форме или письменно?

Большинство таких приказов от руководства к передаточному звену поступает в устной форме. И обращаясь к различным документам, вряд ли можно найти, особенно по данному вопросу, письменный приказ, никто из людей, с которыми мне приходилось встречаться, письменных документов не видел.

Когда перед штурмом группа «Альфа» находилась уже в Афганистане, кому она непосредственно из Москвы подчинялась, и кто же мог отдать ей приказ о штурме?

Бойцы группы «А» подчинялись своему руководителю Председателю КГБ СССР – Юрию Владимировичу Андропову.

Сергей Владимирович, позвольте вернуться к личности Бабрака Кармаля, о которой нет единого мнения у историков, журналистов и политологов. Когда он стал Генеральным Секретарем НДПА, его охрану осуществляла афганская спецслужба ХАД или КГБ СССР?

Учитывая те обстоятельства, в которых оказались спецслужбы Афганистана, их нестабильность и ненадежность, Кармаля охраняла наша спецслужба. До февраля 1980 года это были сотрудники спецрезерва из группы «Альфы», а после февраля стали прибывать сотрудники Девятого Главного Управления КГБ СССР, которые организовали службу охраны и подбор кадров. Врачи, повара, техперсонал были, в основном, из СССР.

Если можно, а какое звание было у начальника охраны, сотрудника Девятого Главного Управления КГБ СССР?

Начальник личной охраны Бабрака Кармаля был в звании полковника, я думаю, что придет время, и он сам расскажет о себе и о его службе, которую он нес в то время.

– Кому больше доверял Бабрак Кармаль: сотрудникам КГБ или афганскому ХАДу?

– Где это касалось личной безопасности, по моей оценке, он доверял больше нашему Девятому Управлению КГБ.

В документальном фильме Г. Боровика «За девять лет до приказа» вышеупомянутый Калугин рассказал о том, что после смены власти в Кабуле он накануне нового 1980 года был в кабинете Председателя КГБ Ю. Андропова и при нем Юрий Владимирович говорил резиденту КГБ в Афганистане: «Что у вас там происходит, уже два дня как все сделано, почему Кармаль молчит? Скажите ему, чтобы он выступил по ТВ, или радио Кабула и все случившееся объяснил народу!»

Действительно ли Кармаль был таким безвольным человеком, что каждый его шаг направлялся нашими спецслужбами?

Неправильно говорить, что Бабрак Кармаль был совершено безвольным человеком. Обстановка в ДРА была очень нестабильной, сложной и поэтому в первые месяцы прихода Бабрака Кармаля к власти ему давались советы. Они шли от разных ведомств, от военных советников и от нашего ведомства. Но чаще всего с ним встречался приехавший незадолго до событий 27 декабря 1979 года посол СССР в ДРА Табеев Фикрят Ахмеджанович.

А что касается Калугина, то я уже высказал все, что думаю о его бреднях.

В своё время западные радиостанции «Голос Америки» и «Свобода» из Мюнхена в передачах, посвящённых происходящему в Афганистане, сообщали, что пресс-конференции Бабрак Кармаль проводит по схеме, обговариваемой заранее с нашими спецслужбами. Якобы он знал, о чем его спросит каждый сидящий в зале журналист, и соответственно – что надо ответить…

Я думаю, что не надо судить о том, что происходило в ДРА по «голосам» эмиграционных радиостанций. И ложь то, что всюду были задействованы советники КГБ, которые указывали руководителю республики, что говорить и как ему вести себя в разных ситуациях. Бабрак Кармаль был образованным человеком и в его команде были люди, получившие высшее образование в лучших учебных заведениях, в том числе, и в университетах Запада.

А в связи с чем была проведена в 1986 году замена Бабрака Кармаля на Мохаммада Наджибуллу?

Вооруженная борьба в стране нарастала, значительно увеличилось число бандформирований, механизм претворения нужных решений в жизнь уже не работал, даже в Кабуле напряжённость возросла, не говоря уже о провинциях. Нестабильность носила политическую направленность, а со стороны Кармаля все сводилось к декларативным решениям, да и некоторые черты характера послужили поводом для замены его человеком, возглавляющим при нем службу безопасности ХАД, эта замена произошла на пленуме ЦК НДПА.

Данный пленум ЦК НДПА был подготовлен Москвой?

Спецслужбы СССР имели к нему отношение, иначе и быть не могло. Ведь Наджибула приходил к власти в стране, где находился ограниченный контингент Советской Армии, тысячи советников, тысячи специалистов. Наждибуле по роду своей службы приходилось часто встречаться с представителями многих наших ведомств, чаще всего он встречался с сотрудниками КГБ СССР.

М. Наджибулла

А, по Вашему мнению, правильно ли был тогда руководством СССР сделан выбор при рокировке Кармаля на Наджибуллу?

– Я, считаю, что да.

Наджибулла был волевым, умным, дипломатичным человеком, он умел отстаивать свою точку зрения по разным вопросам, даже, когда его точка зрения не совпадала подчас с рядом руководителей в Москве. Наджибулла умел при личных встречах с ними доказательно, и при этом честно, объяснить причины её несовпадения с мнением руководства нашей страны.

При Наджибулле, к уходу в 1989 году Советской Армии из Афганистана, нашими военными и советниками из КГБ были подготовлены дееспособные армия и спецслужба Афганистана, ведь он продержался до 1996 года.

А насколько был прав высокопоставленный в прошлом чиновник МИД России, заявивший мне в личной беседе, что Наджибула боялся ухода советских войск с территории Афганистана. А ряд его помощников, в 1988-1989 годах, чтобы затянуть вывод войск СССР из ДРА, якобы сдавали планы охоты спецслужб ДРА и СССР на главарей афганской оппозиции?

Я лично не верю в такую нечестную игру с нашими спецслужбами доктора Наджибулы и его близкого окружения, если бы она была, то представители КГБ СССР знали бы о ней.

Мохаммад Наджибула пользовался уважением значительной части своего народа и даже, как это не покажется странным, у части представителей умеренной вооружённой оппозиции. Придя к власти в Афганистане, Наджибула объявил амнистию родственникам Амина, которые содержались в кабульской тюрьме, в крепости «Чархи»…

Беседовал Игорь Латунский

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *