Военный обозреватель

«Никто за нас в интернете не отвечает, кроме нас самих». В России соцсети обязали блокировать незаконную информацию. Как это отразится на жизни людей?

В среднем каждый пользователь интернета имеет не менее пяти аккаунтов в разных соцсетях. Однако, несмотря на очевидные плюсы онлайна, в последние годы все чаще говорят и о проблемах, которые они несут: недостаточная защищенность персональных данных и частые утечки, беспощадные рекламные алгоритмы, управляющие потребителями, «пузыри фильтров», которые лишь создают видимость свободы и разнообразия мнений, и многое другое. Не последнюю роль в этом ряду занимает деструктивный контент, который встречается на просторах соцсетей всем пользователям вне зависимости от пола и возраста. В большинстве стран с этой угрозой борются с помощью законодательных ограничений. Что называют деструктивным контентом, насколько это опасное явление, какие страны пытаются с ним бороться и что планируют сделать в России — смотрите в материале далее.

Растущая угроза

Объемы деструктивного и противоправного контента в социальных сетях растут с каждым днем — вместе с объемами информации, которые постят в сети пользователи. Согласно мониторингу, около 43 миллионов россиян сталкиваются с такими публикациями либо сами состоят в сообществах, распространяющих подобную информацию (при этом пятая часть, 8,5 миллиона, — это подростки или дети). Это чуть меньше половины всех пользователей Рунета — в феврале 2020 года аудитория русскоязычного сегмента интернета достигла 96,7 миллиона человек (90 процентов заходят в сеть каждый день). Еще в начале 2018-го число пострадавших от деструктивного контента оценивалось в 34 процента. При этом около 60 процентов россиян признают, что сталкивались с кибербуллингом (подавляющее большинство уточнило, что после этого испытывало неприятные эмоции).

Уже несколько лет государственные органы и крупные социальные сети обсуждают объединение общих усилий для борьбы с опасными явлениями в интернете. При этом многие страны мира делают ставку в первую очередь на государственное регулирование. Так, в Германии еще в 2017 году был принят закон NetzDG (The Network Enforcement Act), затрагивающий социальные сети, коммерческих интернет-провайдеров и любые интернет-платформы, которые позволяют пользователям делиться любым контентом с другими. Эти ресурсы обязаны не только всячески противостоять запрещенному контенту и его распространению, но и сотрудничать в этом вопросе с госструктурами. Закон охватывает более двух десятков различных правонарушений в сетях: от призывов к насилию и экстремистских высказываний до распространения фейковых данных. С момента его вступления в силу крупнейшие платформы, в том числе интернациональные (Facebook, YouTube, Twitter и многие другие), обязаны блокировать противоправный контент. На это им дается всего сутки, в сложных ситуациях — несколько дней. Однако бездействие обойдется соцсетям дорого — предусмотрены многомиллионные штрафы. Представители немецкого правительства уверены, что преступность в интернете никоим образом не отличается от обычной, «уличной», и правонарушители обязаны нести наказание за свои проступки. Подобные ограничения приняты также в Австрии и Франции.

При этом владельцы социальных сетей, которые получают более сотни жалоб на противоправный контент в год, обязаны отчитываться о рассмотрении этих жалоб на своих платформах и публиковать такие документы не позднее чем через месяц после окончания каждого полугодия. Отдельно оговаривается, что отчеты должны постоянно находиться в общем доступе для всех. В них обязательно описываются механизмы — как подавать жалобы и по каким критериям принимается решение об удалении или блокировке незаконного контента, а также усилия платформы, предпринятые для устранения проблем. Там же указывается количество поступивших жалоб на неправомерный контент и рассказывается, как их обработали (проведенные экспертизы, консультации с другими органами, привлечение сторонних организаций и другое). Соцсети обязаны постоянно взаимодействовать с пользователями, и этот диалог должен быть абсолютно прозрачным. Если платформа не предоставляет в открытом доступе отчет в установленные сроки, то ей грозит штраф до пяти миллионов евро.

Спустя год после принятия NetzDG Еврокомиссия порекомендовала владельцам интернет-платформ активно противодействовать незаконному контенту. К этой категории относят детскую порнографию, пропаганду агрессии и ненавистнические высказывания, информацию о терроризме и другое. От них требовалось оперативно удалять такие данные после получения официального уведомления, направляемого Европолом или правоохранительными органами Евросоюза. Тогда комиссия поддержала точку зрения — «что противозаконно офлайн, также незаконно онлайн». Европейский комиссар по единому цифровому рынку Андрус Ансип тогда обрисовал условия для решения проблемы нелегального контента: удаление должно быть быстрым, надежным, эффективным; важно использовать автоматическое обнаружение и фильтрацию, а также придерживаться адекватных мер предосторожности, давать юзерам возможность апелляции. В декабре 2020 года европейские чиновники вновь подняли этот вопрос, обсудив законопроект о цифровых услугах, который оговаривает не только продажу товаров в онлайне, но затрагивает процедуры быстрого удаления незаконного контента — в течение часа после получения требования. В случае бездействия компания может получить штраф в размере нескольких процентов от общей выручки. Подобные процессы в текущем году были запущены в США: от социальных сетей потребуют мониторить опасный контент и удалять его.

Другие берега

Правительство Великобритании поставило перед собой грандиозную задачу — создать «самое безопасное в мире» онлайн-пространство для общения. Предполагается, что защиту пользователей возьмут на себя онлайн-площадки, в том числе и социальные сети. Если юзеры станут жертвам противоправного контента — платформам грозят блокировки и штрафы, вплоть до личной ответственности сотрудников ресурсов. Компании также обязаны постоянно взаимодействовать с пользователями и публиковать ежегодные отчеты о работе с опасной информацией. Более того, чиновники предложили специальный механизм под названием Safety by Design: эту структуру можно сразу внедрять в новые продукты еще при их разработке, чтобы обеспечить безопасность онлайн. Под действие новых инициатив подпадают любые площадки, предполагающие обмен данными среди пользователей.

Британские власти уверены, что IT-компании слишком долго бездействовали, подвергая общество опасности, при этом их алгоритмы несовершенны и недостаточны для того, чтобы создать безопасную среду. Теперь крупные площадки должны доказать делом свою состоятельность и ответственность, чтобы вернуть утраченную репутацию. Перечень угроз для пользователей описан в специальном документе, названном Online Harms White Paper. Отныне весь опасный контент делится на три категории: деструктивная информация, имеющая юридическое определение (сюда относят практически весь опасный контент — пропаганду агрессии, поощрение самоубийств, порноместь и многое другое), опасная информация, не имеющая явного юридического статуса (запугивание, троллинг, положительная оценка селфхарма и прочее), легальный контент, не предназначенный для детей (приложения знакомств, непристойная лексика и так далее). При этом в программу по улучшению и очищению интернет-среды входит программа повышения цифровой грамотности населения, чтобы пользователи могли сами фиксировать противоправный контент.

В феврале 2020-го правительство Великобритании изъявило готовность наделить национальный медиарегулятор Ofcom еще одним правом — бороться с вредоносным контентом в сети, в том числе на форумах, видеохостингах и в социальных сетях. Сообщалось, что ведомство может получить полномочия, необходимые для того, чтобы «возглавить» борьбу за интернет. Сейчас Ofcom следит за соблюдением правил в области доступа к сети, предоставления телефонной связи, а также законодательства в сфере радио- и телевещания. Самостоятельно он не может предпринять никаких действий, но вправе потребовать их от игроков рынка.

Пример Соединенного Королевства в последние годы кажется наиболее показательным. Власти многих стран уверены, что социальные сети обязаны ответственнее относиться к тем, за чей счет получают свою прибыль, — то есть к пользователям. Они больше не верят в самоконтроль и собственную модерацию площадок, потому что эти правила слишком непрозрачны и избирательны: IT-гиганты, с одной стороны, блокируют посты и аккаунты по собственному усмотрению (оспорить такое решение практически невозможно), с другой — нередко игнорируют требования самих пользователей или представителей государств. Крайне радикально подошли к этой проблеме в Турции. Согласно местному законодательству, ресурсы обязаны удалять запрещенный контент, как только его пометит местный регулятор — управление телекоммуникаций и связи. С 2020 года иностранные компании (Twitter, Instagram, Facebook и прочие) должны иметь представительства на территории страны и взаимодействовать с ведомством. Последнее наделено правом приостанавливать работу социальных сетей и медиа.

Примеров регулирования интернет-сферы в мире очень много, но многие эксперты сходятся во мнении, что России хоть и нужно учитывать международный опыт, целиком заимствовать иностранные модели не стоит. «Мне кажется, что никакая другая концепция, кроме российской, у нас неприменима. Я не сторонник того, чтобы смотреть налево или направо и делать точно так же. Я сторонник того, чтобы прислушиваться к мнению общества, и к мнению в том числе бизнеса, — и принимать законы, которые направлены на развитие российского сегмента интернета. Все зависит от культуры, от традиций, которые есть в обществе, и поэтому просто так брать и применять в России под копирку какую-то другую институцию — это неправильно», — высказался директор Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ) Сергей Гребенников.

Быстрые решения

В России от социальных сетей и других площадок ранее не требовали никаких контролирующих алгоритмов — они обходились собственной модерацией, которой пользователи при этом не всегда были довольны. Однако законодательство в смежных сферах быстро развивалось: с 2018 года действует так называемый «антипиратский» меморандум (о защите авторских прав в интернете), и подписавшие его IT-гиганты обязаны очищать свои площадки от пиратского контента, с 2019-го принят этический кодекс, оговаривающий обработку данных в сети. 23 декабря Госдума приняла в третьем чтении законопроект, согласно которому соцсети отныне обязаны самостоятельно выявлять противоправный контент и блокировать его. Если пользователь жалуется на какой-либо пост, доступ к публикации ограничивается в течение суток. В документе также оговаривается термин «оператор социальной сети» — сайт, который посещают от полумиллиона россиян ежедневно и который обязан следовать установленным правилам. Реестр таких порталов будет вести Роскомнадзор.

По мнению председателя комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Александра Журавлева, сейчас подходящее время для принятия такого закона. «Здесь есть несколько аспектов. Первое — вопрос, который он поднимает. Буквально за несколько недель до этого мы увидели, как в прямом эфире на стримах произошли убийства людей. Было два случая. Во-первых, это шло в прямом эфире, во-вторых, после этого контент находился в общем доступе еще порядка нескольких дней. Второе — сейчас очень сильно и часто обсуждают такое явление, как кибербуллинг. И законопроект в том числе в себе содержит достаточно общие положения, которые касаются унижения человеческого достоинства. И, возможно, с принятием законопроекта будет уменьшено количество случаев кибербуллинга», — заметил он.

Публикации, о которых говорится в новом законе, социальные сети ранее и так блокировали самостоятельно. К ним относится информация, содержащая пропаганду суицида, детскую порнографию, разжигание ненависти и вражды, клевету, признаки экстремизма и другое. Наибольший общественный резонанс вызвало то, что в законопроекте к противоправной информации причисляется и нецензурная лексика в интернете. Но законодатели заверяют: использовать мат пользователи все-таки могут, но при этом у других юзеров появится право пожаловаться на такую публикацию. Эти правила касаются только публичных заявлений, личное и закрытое общение находится вне регулирования.

По сути закон заставляет соцсети нести ответственность за размещаемую пользователями информацию, снимая ее с самих юзеров. Директор РОЦИТ Сергей Гребенников уверен, что законопроект был направлен на то, чтобы организации и социальные сети чуть более ответственно подходили к каждому пользователю и к своей деятельности, которую ведут на территории России: «Тот беспредел, который творится иногда по отношению к пользователям, и каждая организация делает, что ей захочется, — законопроект сможет более-менее регламентировать. Я бы не сказал, что это кардинально что-то изменит для пользователей. Но чувство спокойствия у пользователей, надеюсь, появится. И, как мне кажется, все-таки организации будут ответственнее подходить к тому контенту, который размещают пользователи, к жалобам со стороны пользователей». При этом Гребенников замечает, что безопасность пользователя всегда остается в его собственных руках, какие бы законы ни были приняты.

Уровень цифровой грамотности зависит исключительно от самих пользователей, от того, насколько ответственно мы будем подходить к тому, что мы делаем в интернете и как мы это делаем. Ни один закон или правило не отменяют того, что пользователь должен критически относиться ко всему тому контенту, который ему встречается в сети. Никто, кроме нас как пользователей, по сути, за себя в интернете не отвечает. Конечно, законодательство сегодня направлено на то, чтобы деструктивного и опасного контента в сети было меньше, — надеюсь, через какое-то время это приведет к тому, что запрещенного контента в принципе не будет, — в том числе и социальные сети, и другие платформы в интернете научатся такой контент блокировать, а лучше вообще не давать возможности такой контент размещать

Сергей Гребенников

директор Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ)

Александр Журавлев уверен, что вступление закона в силу снимет с россиян ответственность. По его словам, это оградит пользователей от уголовной и административной ответственности за посты и репосты деструктивного контента: многие граждане, которые ранее привлекались к такой ответственности, попросту не знали о существовании законодательства, связанного с противоправной информацией, и фактически понимали, что совершили, уже в ходе уголовного следствия. Если соцсеть не будет пропускать подобные публикации, то она будет выполнять защитную функцию. При этом председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения АЮР отметил общественные опасения касаемо цензуры: некоторых тревожит, что соцсети будут злоупотреблять своими правами и блокировать нормальный и законный контент, безобидные аккаунты. «Если права пользователя будут нарушены и будет осуществлена блокировка законного контента, пользователь вправе подать жалобу в саму соцсеть, и она должна предоставить подробное обоснование, почему она это сделала; также обратиться в Роскомнадзор или в суд с требованиями, чтобы, первое, — пост был опубликован, второе — о взыскании морального вреда, если таковой возник, третье — о взыскании убытков, четвертое — о защите чести и достоинства и деловой репутации. Соответственно, в этом случае пользователи наделяются правом на защиту возможных их интересов и их основополагающего права на свободное выражение их воли и их мнения, свободу слова», — заключил Журавлев.

Эксперт отметил, что формулировки закона достаточно широкие, но все будет зависеть непосредственно от действий соцсетей. Более того, для них система усложнена: если ресурс не может самостоятельно принять решение о характере контента (законный он или нет), то платформа обязана направить соответствующее требование регулятору (Роскомнадзору) с разъяснениями о его оценке, и только после этого может что-либо предпринять. Идею цензуры отверг и Сергей Гребенников: «У нас каждый раз, когда принимают какие-то законопроекты, многие пытаются свести это к тому, что это будет нездоровая конкуренция, либо это борьба с политическими оппонентами. Я не сторонник теории заговора. Если у тебя жестко конструктивная позиция, то эту позицию невозможно будет запретить. Вряд ли этот закон сможет политически кого-то отстранить».

Специалисты отмечают также большую открытость, которая появится во взаимодействии пользователей с администрацией соцсетей, так как по закону площадки должны размещать отчеты о своей деятельности, в которых они обязаны указывать все случаи, связанные с необоснованной блокировкой контента. Однако к сроку вступления закона в силу (1 февраля 2021 года) у экспертов возникают вопросы. С одной стороны, такую спешку они объясняют актуальностью проблемы деструктивного контента, но с другой — опасаются, что это может стать проблемой для самих площадок. Ведь саморегулирование будет осуществляться и с помощью реальных модераторов, которые будут отсматривать контент, и с привлечением алгоритмов, которые на сегодняшний день действуют у социальных сетей и осуществляют блокировки.

Вопрос в том, чтобы эти платформы и ресурсы успели перестроиться таким образом, чтобы они соответствовали действующему законодательству и улавливали непосредственно противоправную информацию. Это в том числе касается тех ресурсов, которые на сегодняшний день даже не адаптировали пользовательское соглашение. Кстати, закон тоже требует его адаптации под российское законодательство. Такие ресурсы — это Facebook, Twitter и прочие, которые на настоящий день не имеют представительства в России и нарушают российские законы, — в части, например, локализации персональных данных. Срок достаточно маленький

Александр Журавлев

председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России

Эксперты уверены, что, если социальные сети успеют перестроиться, закон будет работать надлежащим образом: противоправный контент будет обнаружен вовремя, а пользователи не будут ущемлены в правах. Однако никакое цифровое законодательство не является универсальным лекарством от проблем, возникающих каждый день в сети. Граница между реальной и виртуальной жизнью стерлась, и работа над безопасной и комфортной средой — дело не только государства, но и платформ, предоставляющих услуги, и многочисленных пользователей. Современное мировое законодательство и внимание к цифровой грамотности населения планеты это подтверждают.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *