Из записной книжки Евгения Весника

Хорошему артисту необходимо быть наблюдательным, подмечать мелочи, которые можно использовать в своем искусстве. Актер Евгений Весник в этом отношении был человеком уникальным. Одних походок у него в арсенале более шестидесяти. Когда, к примеру, к нему обратился артист Николай Гриценко с просьбой помочь выбрать походку для Каренина, Весник предложил ему «иноходца»: это когда одновременно выступают вперед левая нога и левая рука, затем правая нога и правая рука… Эту походку Весник подсмотрел у композитора С. Прокофьева, у администратора ЦДРИ и у одного из артистов цирка. После съемок Гриценко позвонил Веснику, поблагодарил и признался, что едва он начинал идти «иноходью», как мгновенно и легко настраивался на роль, что очень важно для всякого артиста.

Артист собирал и записывал интересные сюжеты, которые ему «подкидывала» сама жизнь. » Мне вообще интересны простые люди, работяги, — говорил он. — Я вожжаюсь среди шпаны, рыбаков, матерщинников, пьяниц. У меня в записной книжке столько сюжетов! В жизни тех, кого мы иногда называем малообразованными, бывают такие бешеные интриги — вот где Отелло-то…«.

Ложь ради рифмы

Как-то поэт Михаил Светлов на банкете, устроенном после премьеры спектакля, написал всем актерам по несколько стихотворных строк. Каждому следовало прочитать их вслух, только Весник делать этого не стал. Когда банкет закончился и Весник вышел со Светловым на улицу, автор «Гренады» поинтересовался:
— А ты почему не прочел мои стихи?
— Да глупость какая-то, — ответил Весник. — Неловко было читать вслух…
— Ну-ка, покажи, — попросил Светлов и громко продекламировал:






На сцене ты чудесник-чародей,

Когда отдашь мне двадцать пять рублей?

— Зря не стал читать, — помолчав, сказал Светлов. — По-моему, очень остроумно…
— Но ведь я не брал у вас никаких денег, — стал оправдываться Весник. — Что ж я буду во всеуслышание объявлять себя человеком, который не отдает долги… Несправедливо…
— Пожалуй, ты прав, —согласился Светлов. — Я просто не сумел подыскать рифму к слову «чародей», пришлось вставить эти злосчастные «двадцать пять рублей». Но раз уж сказано… Ну-ка, пойдем поближе к фонарю…
С этими словами Светлов подошел к фонарю, вытащил кошелек и вручил Веснику двадцать пять рублей.






Поклонники Ляли Черной

Однажды во время гастрольной поездки по Грузии Евгений Весник отстал от поезда. Выскочил на перрон в дорожной пижаме и тапочках, и пока торговался с продавцом привокзального киоска, поезд ушел. Ни денег, ни документов, ни знакомых… Но по странной случайности в кармане пижамы оказалась фотография, на которой Весник был снят рядом со знаменитой цыганской певицей Лялей Черной. В привокзальной милиции, куда артист обратился, сказали, что поезд будет только завтра. И тут Весник увидел, что в привокзальном скверике расположился небольшой табор. Словно по наитию, артист отправился к цыганам, показал фотографию и поразился тому, как благоговейно они относятся к своей звезде. Его тут же одели с головы до ног, подарили часы, дали денег, накормили, напоили, посадили в легковой автомобиль и отправили догонять поезд.
Вскоре после возвращения в Москву Весник отправил деньги цыганам, но те вернули их обратно телеграфным переводом.

Учитель математики

Когда Веснику дали роль учителя математики в фильме «Приключения Электроника», то, по его собственному признанию, некоторые характерные черты, например, манеру разговаривать немного в нос, он взял от Маршака, походку — у знакомого врача и т.д. Получился очень симпатичный и смешной человек. Настолько симпатичный, что вскоре после выхода фильма на экраны Весник получил письмо от учащихся одной школы с просьбой прийти к ним преподавать математику.

Секретная сотрудница

На гастролях в Ялте как-то вечером у Весника с друзьями закончилось вино. Отправились в гостиничный ресторан. Там гуляла немецкая делегация. У входа две ярко накрашенных девицы в мини-юбках. Весник прошел в зал, взял пару бутылок, по пути спел какой-то куплет на немецком языке для пьяных немцев, крикнул «ауфвидерзеен!» и пошел из зала. У входа одна из накрашенных девиц сказала:
— Весник, ведите себя осторожней. Посажу!..
Через год в Москве Весник опаздывал в театр, ловил машину. Остановилась легковушка.
— Пожалуйста, к театру, — попросил Весник. — Опаздываю на спектакль…
— В тот раз в Ялте не посадила, а теперь посажу! — улыбаясь, сказала девица за рулем. Довезла до театра и денег не взяла.






Красное искусство

Евгений Весник впервые должен был поехать с театром на гастроли во Францию. Перед поездкой артистов вызвали в партийные органы для беседы. Опасаться провокаций, ни в какие связи не вступать, в одиночку не ходить — инструктаж по полной программе. Особенно грозным был запрет посещать злачные места, всякие там «площади Пигаль» и «Мулен Ружи…» Весник выслушал и спросил:
— Простите, а, к примеру, в театр «Красная мельница» можно сходить?
— Это сколько угодно, — разрешил инструктор. — В красный — сколько угодно…
Ирония в том, что знаменитый «Мулен Руж» переводится на русский язык как «Красная мельница».






Сценическая находка

Евгений Весник, будучи еще студентом, дебютировал на сцене Малого театра. Играл он в массовке: нужно было просто стоять у стены и изображать гостя в доме Фамусовых. И, как это частенько случается, молодого и неопытного актера стали подначивать коллеги постарше и поопытнее.
Два таких шутника подходят во время спектакля к Веснику и спрашивают вполголоса:
— Простите, вы не Чацкий будете?
Надо знать атмосферу сцены и ощущения дебютанта, чтобы понять, с каким трудом он сдерживает истерический смех, услышав этот нелепый вопрос.
Во время антракта Весник попросил прекратить издевательства. Шутники вежливо извинились и пообещали. Однако едва началось действие, они снова подошли к молча стоявшему Веснику и спросили:
— Вы не подскажете, где здесь туалет?
Этой фразы оказалось достаточно для того, чтобы юный артист, согнувшись пополам, уполз за кулисы. В страхе ожидал он окончания спектакля, рассчитывая получить взбучку от режиссера.
Но самое удивительное, что режиссер похвалил Весника:
— А вы правильно сделали, что ушли со сцены. Это хороший ход, чего вам в самом деле торчать столбом… Правильно…

В Одессе

Во время гастролей в Одессе Весник жил не в гостинице, а у знакомых, в большом многоквартирном доме. Слышит утром крик за окном:
— Дворник опять не хотел открывать ночью ворота моей дочери и обозвал ее шлюхой. А вот артист Весник пришел позже нее, и он открыл и поздоровался… Где же конституция, черт подери?!

На остановке городского транспорта в Одессе стоит женщина, мимо проходят пьяные, которые громко матерятся. Когда они удаляются, Весник обращается к женщине:
— Извините, что я не вмешался и не сделал этим грубиянам замечание. Мне в театре выступать, а могла быть драка, синяки, ссадины…
— Та шо вы! — замахала руками женщина. — При чем тут грубость, они же искренне!..

На сцене Весник выступает с номером, который называется «Габровские уловки». Рассказывает, как габровец разбил бутылку водки и стоит, — ждет мороза, чтобы собрать куски замерзшего спиртного. Все это изображается — как упала бутылка, как бедняга всплескивает руками, как наклоняется и т.д.
После выступления. на сцену выползает тощий драный тип и начинает что-то искать. Потом кричит в зал разочарованно и злобно:
— Врет, гад! Никакой бутылки тут нет! Ни единого осколочка… Все наврал!

Народная цензура

В одном провинциальном городке в антракте к Веснику подошел лысый человечек с какой-то юбилейной медалькой на груди и строго спросил:
— Так, вы по какому праву тут критику разводите? Кто вам разрешил такие тексты читать?
— Как кто? У меня концертная программа…
— Какая такая программа? Кто позволил?
— Кто позволил? Никто не позволил, просто у меня номер такой…
— Вы тут не юлите! Кто-то же должен разрешать все это, то, что вы со сцены произносите. Кто разрешил, я вас спрашиваю?..
Весник посмотрел на сердитого человечка с недоумением, а потом рассерженно буркнул:
— Кто, кто? Брежнев!
— Сам Брежнев? — ахнул человечек. — Ну тогда вопрос решен. Тогда поздравляю и желаю успехов!
Позже из расспросов выяснилось, что человечек этот когда-то занимал весьма важную должность в местных органах.

Игра в шахматы с переменным успехом

Евгений Весник частенько играл в шахматы с кинорежиссером А. Золотницким, но никогда не выигрывал, поскольку соперник играл гораздо сильнее и даже имел какой-то шахматный разряд. Однажды Весник привел в гости к Золотницкому какого-то незнакомого ему человека. Посидели, попили чаю, а потом, как обычно, решили сыграть в шахматы. Но на этот раз Весник сослался на головную боль и предложил вместо себя своего приятеля. Расставили фигуры, игра началась, и вот через десяток ходов Золотницкий растерянно говорит:
— Ничего не пойму… Но положение у меня безнадежное, сдаюсь…
— Знаете, у меня тут одна мысль мелькнула по поводу вашей защиты. Дайте-ка я доиграю вашу партию, — вежливо говорит незнакомец.
Доску развернули, и игру продолжили. Через несколько ходов Золотницкий вскочил в сильнейшем волнении:
— Что за чертовщина! Я теперь почти выигранную партию проигрываю.
— А давайте-ка поменяемся, — снова предлагает незнакомец. — У меня есть кое-какие мыслишки…
Снова перевернули доску, и через несколько ходов все повторилось снова.
— Да кто же вы такой, скажите, пожалуйста? — взмолился потрясенный Золотницкий. — Я еще ни с кем таких партий не играл…
— Гроссмейстер Ефим Геллер, — скромно говорит незнакомец под веселый хохот Евгения Весника.

Летят утки

Евгений Весник вспоминал, как неудачно начались съемки фильма «Стежки-дорожки» в колхозном селе под Винницей. Нужно было снять взрыв на переправе. Председатель колхоза, взволнованный и обрадованный тем, что у него происходят съемки, разрешил использовать для этого небольшое озерцо на окраине села. Причем договорились, что если взрывом убьет несколько колхозных уток, то съёмочная группа заплатит, но мясо уток оставит колхозу.
Режиссер фильма был молод и неопытен, но, главное, неопытен был пиротехник, и когда стали готовиться к взрыву, заложили около сорока взрывпакетов.
Ну и, конечно, взрыв получился чудовищной силы. К счастью, никто не успел приблизиться к переправе и пострадавших не было. Но вместо озера чернел глубокий котлован, а в воздухе носились перья от двух десятков колхозных уток, которые только что мирно качались на воде.
Бледный как полотно председатель на ватных ногах подошел к режиссеру и, указав на летающие в воздухе перья, спросил:
— Ну и дэ ж це м’ясо?






Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.