Италия призывает революцию на голову Макрона

Фото:
EPA-EFE/Julien de Rosa

Франция отозвала своего посла из Италии — в ответ на «недопустимые провокации» и «вмешательство» Рима в свои внутренние дела. Беспрецедентный шаг — впервые за послевоенные годы два близких союзника и соседа ссорятся не на шутку. Причины ссоры настолько же глубоки, как и переживаемый Евросоюзом кризис. И они вряд ли могут быть устранены без смены власти во Франции.






Перепалка между Парижем и Римом, набиравшая обороты с лета прошлого года, когда было сформировано новое итальянское правительство, вышла на уровень дипломатической войны.

Французский МИД заявил о том, что Париж отзывает из Рима своего посла — для консультаций, что является обычной дипломатической формулировкой, которая применяется в тех случаях, когда одно государство хочет указать другому на свое недовольство его политикой. Подобные меры не так уж редки в международной практике, но не между союзниками.






Так что, учитывая как характер отношений Франции и Италии, так и то, что они входят в состав Евросоюза, то есть межгосударственного образования, претендующего на то, чтобы постепенно превратится из союза государств в единое государство, Париж пошел на действительно беспрецедентный шаг. Хотя в французском заявлении именно итальянцев обвиняют в «беспрецедентном поведении»:

«Франция и Италия объединены общей историей, вместе строили единую Европу… Франко-итальянская дружба как никогда необходима для решения задач, стоящих перед нами в XXI веке…

Однако, в течение нескольких месяцев Франция становится объектом для повторяющихся обвинений, безосновательных нападок и возмутительных заявлений… Прецедентов такому не было с окончания войны. Одно дело — иметь разногласия по одному поводу, а другое — инструментализировать отношения в избирательных целях. Последние случаи вмешательства являются недопустимой провокацией, потому что нарушают уважение к демократическому выбору дружественного народа.






В связи с этой беспрецедентной ситуацией французские власти приняли решение отозвать посла Франции в Италии для консультаций. Франция призывает Италию действовать во имя возвращения отношений, основанных на взаимной дружбе и уважении».

То есть Эммануэль Макрон настолько обиделся на итальянское правительство, что решился пойти на отзыв посла, что для двух государств является совершенно уникальной ситуацией.

Франция и Италия коротко воевали друг с другом в 1940-м, когда Гитлер шел к Парижу, но после окончания Второй мировой, из которой французы вышли победителями, а итальянцы проигравшими, они снова стали лучшими друзьями. История двух народов настолько крепко связана, что это казалось логичным развитием — а уж с образованием Европейского союза они и вовсе оказались в одной лодке. Причем в качестве рулевых — наряду с Германией и Великобританией. Но сейчас Британия выходит из ЕС — причем так, что не может выйти — а Германия ослаблена внутрикоалиционными разногласиями.

Так что ссора между французами и итальянцами это последнее, что нужно строителям Евросоюза — однако, она будет только нарастать.

В чем причина?

В том, что в Италии правят евроскептики, а во Франции евроинтеграторы — и в условиях кризиса Евросоюза их позиции будут становится все более противоречащими друг другу. Особенно ближе к концу мая — когда пройдут выборы в Европарламент — на них французские и итальянские власти будут играть в совершенно противоположные игры. И после подведения итогов голосования и созыва нового общеевропейского парламента, противоречия только усугубятся.

Ведь по сути, Франция и Италия уже во многом являются просто двумя провинциями огромного супергосударства — Евросоюза — оставаясь при этом отчасти и суверенными государствами. Так что их ссора это одновременно и спор властей двух независимых государств, и борьба двух частей большого целого за власть в этом целом. И второе даже важнее. Потому что речь идет о будущем Евросоюза, то есть о судьбе единой Европы.

Ссора Парижа и Рима началась еще в июне, сразу после того, как евроскептикам удалось впервые в истории сформировать правительство в крупной европейской стране. «Пять звезд» и «Лига» выиграли итальянские выборы и создали коалиционное правительство, которое с тех пор возглавляет беспартийный Джузеппе Конти. Но реальными руководителями являются главы двух партий, имеющие ранги вице-премьеров — Луиджи Ди Майо и Маттео Сальвини. Во Франции политически им (особенно Сальвини) близка Марин Ле Пен, разделяющая их взгляды на необходимость пересмотра самих принципов устройства ЕС. Но она проиграла выборы 2017 года и новым итальянским властям пришлось иметь дело с Эммануэлем Макроном.

Человеком, нацеленным на усиление евроинтеграции — причем с опорой на франко-немецкую альянс. Итальянцы в этой ситуации оказываются третьим лишним — их пытаются просто игнорировать, ведь о чем можно говорить с евроскептиками? Но третья экономика Евросоюза (после выхода Великобритании), пусть и обремененная долгами, не может просто так «стоять в сторонке», пока немцы с французами будут решать общеевропейские дела.






Тем более, что сам приход к власти Ди Майо и Сальвини как раз и стал ответом итальянцев на политику евроинтеграции. Она им не нравится, и они хотят, чтобы голос Италии и ее интересы были учтены. Это — как минимум. Но как сделать чтобы тебя услышали? Италию и в лучшие годы заставляли слушаться — а уже с такими долгами и с правительством, откровенно враждебным Брюсселю и евроинтеграторам, и подавно слушать не захотят.

Но итальянцы сделали ставку не на свои способности, а на слабость своих оппонентов. Слабым местом был выбран Макрон — и совершенно правильно. Перепалка началась в июне — Макрон назвал заявления итальянского правительства по миграционному кризису лживым, в ответ Сальвини назвал его наглым. И понеслась. Прямой ссоры удавалось избегать, потому что Макрон общался с премьером Конти, а Ди Майо и Сальвини формально не имели отношения к внешней политике. Но за последний месяц все пошло вразнос.

Итальянцы формально действительно вмешались во внутренние дела Франции — тут Париж прав. Но с другой стороны — какие могут быть внутренние дела у одной из стран Евросоюза? Разве не касаются они напрямую другой страны, входящей в ЕС — если все вокруг общее, общеевропейское, и с каждым годом должно становится все более и более единым? Ведь и сам Евросоюз постоянно вмешивается во внутренние дела своих членов — и как коллективный орган, и через дипломатические каналы отдельных стран. Например, когда давит на Польшу или Венгрию — или когда европейские страны еще в начале века отзывали своих послов из Австрии в ответ на приход к власти там несимпатичных для них «ультраправых».

Так что сейчас итальянские министры-евроскептики бьют ЕС и конкретно Францию их же оружием. Еще в конце прошлого года Ди Майо поддержал французских «желтых жилетов», а месяц назад опубликовал открытое письмо, в котором призывал их не сдаваться. Причем не ради одной Франции, а во имя Европы:

«Рождается новая Европа. Европа «жёлтых жилетов», общественных движений, прямой демократии. Это сложная битва, в которой мы можем сражаться плечом к плечу».

Тогда же Ди Майо написал, что в случае необходимости его партия готова оказать поддержку участникам французского протестного движения. В прошлом десятилетии «Пять звезд» сами родились снизу, из протестной активности итальянцев, никогда до этого не занимавшихся политикой, но недовольных как своей, местной элитой, так и европейскими начальниками— и вот теперь стали правящей партией. Теперь Ди Майо видит в «жилетах» будущих союзников — причем первую проверку на политической арене они могут пройти уже в мае, на выборах в Европарламент.

Понятно, что много «жилеты» не получат (к тому же они будут идти от разных партий, ведь своей у них нет) — ну так и «Пять звезд» начинали с нуля, с того, что их высмеивали как «партию клоуна» (создателем «Звезд» стал Беппе Грилло, знаменитый итальянский комик). К тому же, больше всего голосов во Франции точно получит Национальный фронт Марин Ле Пен — союзницы другого итальянского вице-премьера, Маттео Сальвини.

Который тоже поддержал «жилеты», и две недели назад назвал Макрона «двуличным персонажем» и «ужасным президентом», выразив надежду, что французы скоро избавятся от него. После чего французский МИД вручил итальянскому послу ноту протеста, а Макрон заявил, что народ Италии «заслуживает руководителей, соответствующих высоте его истории».

И вот во вторник политики перешли от слов к делу. Ди Майо приехал в Париж — но не к Макрону, а к «желтым жилетам». В этот день во французской столице проходила первая объединенная демонстрация протеста профсоюзов и «жилетов» — и после нее итальянский вице-премьер встретился с одним из лидеров «желтых» Кристофом Шалансоном и их кандидатами на предстоящих выборах в Европарламент.

И опубликовал совместное фото у себя в твитере, приписав, что «Ветер перемен пересек Альпы». После чего и последовал отзыв посла Франции из Рима.

Теперь отступать уже некуда: или «ветер революции» если не снесет, то хотя бы загонит в угол Макрона (для начала ослабив его позиции через поражение его партии на выборах в Европарламент), или возомнивший себя Наполеоном президент Франции перейдет Альпы в обратном направлении, то есть попытается наказать итальянцев. Возможностей, однако, для этого у него нет — международные позиции Макрона слабы. Несмотря на все заигрывания с Меркель, именно сейчас он решил поспорить с ней насчет «Северного потока-2», так и не наладил диалог с Путиным, над ним смеется Трамп. И, самое главное, в тылу у него не «старая гвардия», а уставшая полиция, занятая разгоном «желтых жилетов».

А после майских выборов в Европарламент обе страны окажутся в новой политической реальности — да, общеевропейской, ну так они же и являются частями единого целого. Или являлись?






Читать ещё •••
Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.