Чего воробушек хотел от бабочки?

…После окончательного приема на «Мосфильме» моего фильма «Обыкновенное чудо», в котором я уже был вынужден сделать досадные заплатки, меня искренне поздравили и пожимали руки, когда один из тогдашних телевизионных руководителей, взяв меня под локоток, вывел из просмотрового зала в коридор. «Как же я все-таки рад за ваше творчество! — сказал он мне. — Причем искренне»… И добавил: «Вот только фразочку у Андрея Миронова «Стареет наш королек» давайте уберем. Лично для меня, по-дружески». Я подавил спазм в горле: «Но ведь ее придумал не я, а сам Шварц!» — «По-дружески, — улыбаясь, повторил ласковый друг. — Просьба сугубо личная»… За время съемок, как назло, Брежнев заметно постарел.






С «корольком», плача и стеная, я расстался и потом даже смирился. Во-первых, потому, что вскоре собирался снимать «Того самого Мюнхгаузена» по пьесе Григория Горина, а во-вторых, потому, что мой телевизионный друг… после долгих дискуссий, раздумий и мучительных сомнений все-таки отстоял смущавшую всех редакторов киностудии песенку Миронова о бабочке, которая крылышками «бяк-бяк-бяк-бяк» и за которой рванул воробушек.






— Чего это воробушек с ней сделал? — щурясь, спрашивали меня редакторы «Мосфильма».

— Воробушек возжелал дуру-бабочку как бы скушать, — отвечал я со всей доступной мне искренностью.






— Нет, — говорили мне наиболее умные редакторы. — Он от нее другого захотел, поэтому и погнался.

— Что вы! — отмахивался я… — Тема чисто гастрономическая.

— Сексуальная.






— Гастрономическая…

Из книги Марка Захарова «Театр без вранья»






Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.